У британского боксёра Джона Конте было всё. Он был чрезвычайно талантлив, хорошо выглядел и в начале 1970-х боксировал в тяжёлом весе, который находился в центре внимания мира бокса.

Промоутеры и менеджеры рассматривали его как британского Мухаммеда Али, но по иронии судьбы именно сам «Величайший» стал причиной изменений в карьере Конте после того, когда он провёл лишь 18 профессиональных боев.

«У меня был бой в андеркарде поединка Али и Джо Багнера в 1973 году. Это было в Лас-Вегасе и я дрался с Терри Дэниелсом, который годом ранее боксировал за титул чемпиона мира против Джо Фрейзера.

Я спросил у Али совета и он сказал, чтобы я убирался из его дивизиона, так как я не был достаточно крупным для тяжеловеса. Это стало прекрасным советом, потому что я спустился в полутяжёлый вес и в следующем же бою стал там чемпионом Европы».

Конте не оглядывался назад и выиграл титул чемпиона мира по версии WBC в полутяжёлом весе уже 1 октября 1974 года, победив решением судей по итогам 15 раундов Хорхе Виктора Ахумада в Лондоне. Это стало выдающимся достижением для 23-летнего боксёра, который отдал все силы в бою за титул.

За последующие шесть лет Конте встретился с некоторыми из лучших полутяжеловесов своего поколения, и, несмотря на преждевременное завершение карьеры сумел оставить яркий след в боксе.

Конте первым признаёт, что сам виноват в том, что до срока растратил себя, но споры по поводу денег и контрактов стали одной из проблем, помогших ему покинуть бокс в возрасте 29 лет с послужным списком 34-4-1 (24 КО).

«Было много проблем, связанных с бизнесом», - сказал Конте. «Это бои не на ринге, и, по большей части, вы никогда не выиграете у истеблишмента. Я бы посоветовал молодым бойцам сегодня учитывать это, но как бы то ни было я ушёл из спорта в нужное время.

Со мной было всё кончено в 1980 году, у меня не было голода, физической формы или желания продолжать. В баке не осталось топлива, и я не мог конкурировать на высшем уровне. В моём случае вопрос стоял всё или ничего, поэтому я принял решение уйти».

Несмотря на раннее окончание карьеры, у Конте нет горечи, и в его словах звучит искреннее счастье. В свои 62 года Конте уже более 20 лет неустанно участвует в благотворительных акциях Великобритании. Конте любит поиграть в гольф, и этот человек, которого британская пресса когда-то назвала «JC Superstar», все еще сохраняет чувство юмора и своё знаменитое подмигивание.

Конте дал свою оценку полутяжеловесам, с которыми он сражался в золотой век этого дивизиона.

ЛУЧШИЙ В ЦЕЛОМ: Мэттью Саад Мухаммед был лучшим соперником из всех, с кем я когда-либо встречался. Его послужной список говорит сам за себя, а после наших двух боёв он имел ещё несколько серьёзных успехов.

file_181643_3_Conteh-Saad-Muhammad_200

Мэттью замечательно разносторонний, он умел сильно бить с обеих рук, был прекрасным стратегом и имел отличный подбородок. Наш первый поединок был очень конкурентным, но в реванше удача оставила меня. После этого, я провел только один бой и завершил карьеру (победа решением над Джеймсом Диксоном в мае 1980 года).

ЛУЧШИЙ БОКСЁР: Крис Финнеган был отличным боксёром. На момент нашей первой встречи в 1973 году он владел титулом Британии и Содружества, а я являлся чемпионом Европы, отобрав это звание у Рудигера Шмидтке, который ранее победил Финнегана.

file_181643_2_Conteh-Finnegan_300

Шмидтке подходил для моего стиля, хотя и был хорош технически. Однако, если говорить о Крисе, то конкретно его я всегда находил сложным соперником. Я считаю, стили делают бои, но Крис технически был великолепен и его достижение в виде золотой медали Олимпийских игр 1968 года подтверждает это. Он использовал весь свой опыт в профессионалах и левостороннюю стойку в свою пользу. Через год мы снова встретились, и я победил его досрочно, нанеся ему рассечения.

ЛУЧШИЙ ПАНЧЕР: Мэттью Саад Мухаммед. Он единственный боец, который сумел остановить меня. Я не могу вам сказать, насколько сильно он бьёт, потому что я почти ничего не почувствовал (смеется). Не хочу сказать ничего плохого о Сааде, но я приближался к концу своей карьеры в 1980 году. Хорхе Виктор Ахумада в бою с которым я выиграл титул также был хорошим панчером и умел серьёзно ударить.

ЛУЧШАЯ ЗАЩИТА: Был один боец, который встретился мне на пути к вершине в сентябре 1972 года. Его звали Эдди Дункан и в него было сложно попасть, но вероятно это было из-за отсутствия у меня достаточного опыта. Это был всего лишь мой двенадцатый профессиональный бой и этот соперник показался мне очень неудобным и хитрым. Несмотря на то, что я не смог добиться реванша, этот бой стал для меня хорошим уроком. Мате Парлов был хорош в защите, но я думаю, что выиграл бой с ним (Конте проиграл спорным раздельным решением в июне 1978 года). Я сражался вдали от дома (Белград, Сербия) и там мне по видимости нужен был нокаут даже чтобы получить ничью. Тем не менее, Парлов был превосходным боксёром. Он являлся левшой и имел в активе золотую медаль Олимпиады 1972 года. В Яки Лопеса тоже было сложно попасть. Из-за его внешнего вида он напоминал мне Карлоса Монзона.

БЫСТРЕЙШИЕ РУКИ: Нужно было представлять из себя что-то особенное, чтобы создать для меня проблемы быстротой рук, потому что я сам был быстр. Я полагался на скорость и выносливость и работал за хорошим левым джебом. Когда в меня попадали, я отвечал как можно быстрее. Саад Мухаммед и Крис Финнеган были двумя самыми быстрыми парнями, с которыми я сразился. Крис был очень быстр, но он также был умён и, как я сказал он был левша. Это создало неудобства для меня. Опять же, Шмидтке был быстр, но это меня устраивало, потому что я полагался на свою скорость, чтобы превзойти его скорость.

БЫСТРЕЙШИЕ НОГИ: Джон Конте бежал прямо в паб после боя (смеется). Как только я выходил из ринга, я оказывался там в Сохо в лондонском Вест-Энде (смеется).
Нет, если серьёзно, то это интересный вопрос, потому что я никогда не задумывался об этом. В поединке вы больше беспокоитесь о руках соперника, но у Али были очень быстрые ноги, и он это умел использовать. Был такой боец по имени Банни Стерлинг, чемпион Англии и Европы в среднем весе, с которым мы много спаррингировали. У нас был один и тот же тренер (покойный Джордж Фрэнсис) и Банни мог превзойти меня благодаря своим скорости и движению. Он был потрясающим бойцом и его поражения были в основном от лучших парней в дивизионе.

ЛУЧШИЙ ПОДБОРОДОК: Хорхе Ахумада, потому что уже до боя я осознавал, что не нокаутирую его. Он свёл вничью бой против Боба Фостера в Альбукерке четырьмя месяцами ранее и Фостер позже ушёл из бокса, оставив титул вакантным.

file_181643_4_Conteh-Ahumada_300

Хорхе был невероятен, но были и другие парни, с которыми я столкнулся, которых я не мог остановить, если бы не рассечения. Билли Эйрд, тяжеловес из Ливерпуля, запомнился мне прочностью подбородка, когда мы сражались в Королевском Альберт-Холле в 1972 году.

ЛУЧШИЙ ДЖЕБ: Я снова должен отметить свой джеб, потому что я оттачивал этот удар с детства. У Мэтью Саада Мухаммеда была отличная левая рука, и он использовал ее, чтобы настроить силовые удары. Он предпочитал порубиться, но я мог противостоять ему своими прямыми ударами. Я смог дать ему хороший бой в первый раз, но в матче-реванше я просто уже был не тот. Мой образ жизни подвёл меня, и я не был так голоден, как прежде. У Финнегана был отличный правый джеб с позиции левши, но по большей части я умел противостоять джебу противника своим собственным.

СИЛЬНЕЙШИЙ: Хорхе Ахумада был чрезвычайно сильным. У тяжеловесов, с которыми я боролся на пути к титулу, не было возможности использовать их силу, потому что я был слишком быстр для них. Я набирал вес и конкурировал с ними засчёт этого. Ахумада, Яки Лопес и Мате Парлов были самыми сильными противниками, с которыми я когда-либо сталкивался. Я прошел 15 раундов со всеми ними, и, кстати, я думаю, что сокращение до двенадцати раундов стало хорошим решением. Поскольку это решение принималось для безопасности бойца, это можно только приветствовать. Я был в хорошей форме в те дни и знал, что смогу пройти дистанцию, потому что каждый новый ппотивник был просто следующим человеком, с которым я оказывался в ринге. Если вы на 100 процентов в форме, вы бб можете ответить на вызов, но у вас проблемы, если вы не подготовлены должным образом. Если я был готов, то был как машина Формулы 1 и топливный бак не подводил меня. У меня никогда не заканчивалось топливо.

УМНЕЙШИЙ: Налоговик (смеется). У него больше власти, чем у полиции. Я пришел к нему с парой перчаток, и он сказал, что мне понадобится больше, чем это (истерически смеется). Нет, я бы назвал Мате Парлова и Криса Финнегана в первую очередь из-за их любительского опыта. Вы не можете никуда деть олимпийский опыт и они стали умными бойцами, прежде чем стать профессионалами. Парлов и Финнеган использовали стратегию, и интелект. Мы говорим не о прототипах Марчиано или Тайсона, а о технически одаренных боксерах.

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях Facebook Вконтакте Youtube Яндекс Дзен Instagram
Добавил SD 23.06.2019 в 16:18

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое