В словарях есть несколько разных определений понятию «уважение». В жизни каждый человек стремится к уважению. В равной степени уважением может быть названо то редкое личное отношение, которое должно быть заработано, обычно с течением времени благодаря качественной тяжелой работе и доказанным положительным результатам. В погоне за уважением не место лени и несерьёзности.

В середине и конце 1980-х годов чемпион мира в 3 весовых категориях Майк МакКаллум постепенно завоевывал признание своих сверстников и мира бокса в целом, делая все возможное, чтобы напрямую столкнуться с каждым вызовом, который был перед ним поставлен. Он не избегал никого и проявлял «уважение», которое по его собственному пониманию заключалось в готовности удовлетворить всех желающих сразиться с ним, несмотря на то, что его игнорировали и иногда отбрасывали лица наделённые властью в боксе и суперзвезды того времени. И там, где многие потерпели неудачу, он смог добиться успеха.

Упрямый в своей уверенности в себе, и, руководствуясь стремлением к успеху, первый чемпион мира по боксу с Ямайки, оставивший неизгладимый след в долгой и легендарной истории этого вида спорта, завоевывал весовые категории выше первого среднего веса, где как правило властвовали более крупные и молодые атлеты. Невзирая на политику санкционирующих организаций и отсутствие рекламной поддержки, МакКаллум шёл к цели, путешествуя по миру и демонстрируя, как словом, так и на деле, истинный смысл понятия «Чемпион мира».

Вы защитили свой титул WBA против Джулиана Джексона, Милтона МакКрори и Дональда Карри. Все трое были бойцами, которые являлись чемпионами мира или в конечном итоге стали чемпионами мира. Каждый из них нёс определенную угрозу или навыки, которые необходимо было превзойти, но Вам удалось сохранить свой пояс чемпиона против каждого из них. Сравните их для нас как соперников.
Ну, Милтон МакКрори был плохим парнем. Это был хороший боксер. Он мог ударить. Мы много спарринговали, поэтому знали друг друга. Это была жесткая битва. Качели, которые шли туда и обратно. Фактически, во втором раунде он достал меня, моя спина была на канатах, он достал меня отличным левым крюком и я оказался близок к поражению, но вы знаете, что я победил. В Фениксе было жарко в тот день! Это было самое жаркое время в Фениксе. Мы сражались будто сумасшедшие. У нас была битва. Это было похоже на классическую драку. Удары в корпус замедлили Милтона в 7-м и 8-м раундах. Я могу сказать, что ему было больно. Он повредил правый глаз, который обильно кровоточил, поэтому они прекратили бой в 10-м .

А как насчет Джулиана Джексона?
О чувак! Джулиан Джексон был самым жестким панчером, с которым я когда-либо сражался. Это включает всех бойцов, с которыми я спарринговал, тренировался или сражался. Ни один из них не бил сильнее Джулиана. Он был быстрым и разрушительным панчером. Он не только тяжело бил, он быстро бил. Я расскажу вам, как этот парень бил. Я видел, как идет удар, летит его правая. Я понимал, что будет удар. Я укрепился на ногах и БАНГ! Эта штука ударила меня, я был в порядке, я был в сознании, но когда я пытался двигаться, это было так, как будто я не контролировал свои ноги. Мои ноги были резиновыми. Что случилось с моими ногами? Я попытался встать твердо, но просто не мог этого сделать, потому что мои ноги продолжали двигаться сами по себе. Я был в отличной форме в том бою, и я вернулся из этого, а когда я ударил его, он не смог справиться.

Что скажете о бое против Дональда Карри?
Дональд Карри был тем ещё засранцем. У него не было такой правой, как у Джулиана Джексона, но Дональд был более точным ... очень резким панчером. В этом бою я понял, почему он носил прозвище "Кобра"! Раньше, когда они называли его «Кобра», я этого не понимал. Этот парень ударил меня правой и я чуть не упал. Боже мой! О чувак! Дональд умел резко бить. Этот парень так сильно ударил меня, мужик. Я сказал ему, если ты ударишь меня снова, я убью тебя! Дональд был опасным парнем, я говорю тебе правду. Я попытался использовать джеб немного, чтобы не подпускать его к себе. Я пришел в себя и в конце концов, довел раунд до конца. То, что я делал, я пытался бросить левый крюк на корпус, и он опустил свою руку до самого подбородка, чтобы остановить удар. Поэтому я подумал, хорошо, я сделаю это снова, и он продолжал делать то же самое. И тут я решил, хорошо, если он сделает это снова, я нокаутирую его. Так что я сделал, движение, как будто я возвращаюсь к корпусу, но не закончил удар, и он снова опустил руку. Поэтому я повернул удар кверху. Я перенаправил его с корпуса и поднял наверх. Бум, на подбородок! Это было чистое попадание. Как только я ударил его, я понял, что это так. Я вложился в удар полностью от руки до самого носка ноги.

С тех пор Вы общались с Дональдом Карри?
Одна вещь о Дональде, он был отличным бойцом. Я видел его, когда я был в Зале Славы, куда был введен в 2003 году. Моя жена сказала ему: «Дональд, что случилось в бою с Майком? Вы неплохо вели бой, когда Майк сбил вас с ног. Он сказал: «Майк , победил меня, потому что я был осторожным. Я хочу сказать, что я проявил небрежность, стремясь к осторожности и получил нокаут. Дональд был настоящим бойцом, и я очень уважал его. На церемонии я сказал Дональду, что очень уважаю его.

Видите ли, на Ямайке туризм является одним из наших самых больших источников дохода. Люди приезжают из разных уголков мира, чтобы наслаждаться пляжами, рыбой, пить наши прекрасные фруктовые соки и тому подобное. Потратьте немного денег и мы сможем накормить свою семью. Поэтому, когда они сходят с самолета, чтобы тратить свои деньги на отдых, чтобы сделать все это, люди говорят им спасибо за то, что приехали на Ямайку, чтобы тратить свои деньги с нами и вести с нами дела, чтобы мы могли накормить семью и дать вам хороший отдых. Это у нас называется «дух уважения».

Позднее Марвин Хаглер, сидевший рядом со мной на церемонии наклонился и сказал, что он меня уважает. Но уважение означает, что вы даете мне шанс накормить мою семью. Это бокс, мы боксеры. Это так мы зарабатываем на жизнь. Я сказал ему: «Я слышал, ты сказал в интервью, что отрежешь свой мизинец за миллион. Почему ты не дрался со мной, чтобы мы могли заработать немного денег, чтобы накормить мою семью. Это тяжелый бизнес, в котором мы находимся, это то, как мы кормим нашу семью. Ты не дрался со мной, Томас Хирнс не дрался со мной, Роберто Дюран не дрался со мной. Но вы все сражались друг с другом. И ты хочешь сказать мне, что ты меня уважаешь? Нет, ты не уважаешь меня. Не приходи сюда, не сиди рядом со мной и не говори, что ты меня уважаешь. Не делай этого. Я не хочу этого слышать. Я сказал: «Чемпион, не говори мне об этом!». Он ничего не сказал. Он замолчал. После этого он больше ничего не сказал мне. После того, как я вышел на подиум, я сказал: «Я могу сказать вам, ребята, за что я очень уважаю Дональда Карри, потому что Хаглер, Дюран, Хирнс и Леонард, они не сражались со мной. Но Дональд Карри дал мне шанс накормить мою семью. Дональд уважал меня, и он дал мне возможность заработать немного денег. Это то, что я называю уважением!».

В 1988 году Вы перешли в средний вес и отправились во Францию, чтобы бросить вызов Сумбу Каламбаю, действующему чемпиону WBA в этом весе. Вы приграли близким решением. Каковы воспоминания об этой неудаче?
Я приехал поздно. Я не был полностью акклиматизирован. Я не подумал, что нужно ехать туда раньше, разница во времени, аклиматизация и все такое. Я приехал за неделю, в то время как должен был оказаться там за две или три недели до боя. Они были счастливы, когда я приехал за неделю до боя, и мне было интересно, почему. Этот парень тоже был хорошим бойцом. Я не пытаюсь отнять у него что-нибудь. Этот парень был чертовски хорошим боксером. О, он был засранцем, настоящим профессионалом. После боя мы уехали спустя два дня. Вот тогда я только начинал чувствовать себя хорошо. Я спрашивал себя: Чёрт, почему я не мог приехать раньше? Оо! Сумбу был воином и настоящим профессионалом. В ту ночь он хорошо сражался. Знаешь, он победил. Ничего не отнимайте у него.

В 1989 году вы победили Хэрола Грэма в бою за титул чемпиона WBA в среднем весе. Вы продолжали защищать этот титул против талантливых соперников Стива Коллинза, Майкла Уотсона и в конечном счете отквитали поражение Каламбаю плбедив раздельным решением. Некоторые из этих защит прошли на чужой земле и в потенциально предвзятых местах. Как Вы это воспринимали и как это повлияло на ваш игровой план?
Влияло, но не слишком. Я не особо думал об этом. Я с Ямайки, поэтому я уже бывал ранее в глубоких водах. Банни Грант был чемпионом, он побывал повсюду и сражался с разными парнями и возвращался. Он всегда говорил мне: «Ты профессиональный боец. Если ты чемпион мира, ты должен сражаться в любой точке мира». Поэтому я всегда говорил себе: «Я настоящий чемпион мира». Я сражался в любой точке мира. Я считал, что до тех пор пока зрители спокойны, все в порядке. Но если они начинают проявлять возбуждение и агрессию, у вас могли возникнуть проблемы.

Далее последовали поединки против Джеймса Тони. Спорная ничья в первом матче и спорное поражение в матче-реванше. Каковы Ваши воспоминания?
Да, я выиграл эти бои. Они не отдали их мне, потому что я был стар, а Тони был молод. Но вы знаете, Господь действует таинственным образом. Я знаю, что выиграл эти бои. А Тони в конце карьеры, будучи старым вернулся, чтобы проигрывать бои откровенно слабым противникам.

В 1994 году Вы победили прочного Джеффа Хардинга за титул WBC в полутяжелом весе в возрасте 37 лет. При этом вы выглядели блестяще, не отставая от молодого и гораздо более крупного бойца. Вы стояли там и наносили свои удары активнее, чем это было в предыдущих поединках. Вы считали, что нужно изменить свой стиль для более крупного бойца?
Ну, Эдди Фатч всегда говорил, что я смогу подняться до полутяжелого веса и побеждать и конкурировать с парнями этого веса. Дело в том, что именно он стал тем, кто сказал мне оставить средний вес и идти сразу в полутяжелый. Я спросил насчет суперсреднего веса. Он сказал: "Нет. У тебя есть стиль, есть тело и рост, ты можешь сражаться, ты победишь". С Джеффом Хардингом я провёл один из самых жестких своих боёв, и я победил его. Я использовал тяжелые удары в корпус и хорошо двигался, чтобы победить этого молодого парня.

Вы проиграли титул в полутяжелом весе Фабрицио Тиоццо во Франции в 1995 году. Имеете какие-то конкретные воспоминания об этом?
В этом бою, я не чувствовал себя хорошо. Я не знаю почему, но я снова не чувствовал себя хорошо. Я ничего не имею против Фабрицио, но я не был в порядке в этом бою. У меня был хороший тренировочный лагерь, но в бою я не чувствовал себя хорошо. Я не знаю, что со мной случилось. Это был хороший бой. Я старался изо всех сил, просто не смог сделать работу.

В 1996 году вы столкнулись с Роем Джонсом младшим в бою за Ваш старый пояс WBC в полутяжелом весе. Примерно в этот период Вы заявляли, что Рой был в высшей степени одаренным, сродни современному Шугару Рэю Робинсону, и возможно, однажды будет прославлен, так же высоко, как Робинсон. Каковы были Ваши мысли в этом матче с Роем, и как это было сражаться с Роем?
Я мог бы победить его. Я знаю, что мог победить Роя. Он никогда не сражался с такими парнями, как я. Я собирался сделать что-то, чтобы загипнотизировать его. Я знаю, что я талантливый боец. Я знаю, что после нашего боя он понял, что никогда не видел никого на ринге, такого как я, даже, при том, что я в то время уже был старым бойцом.

Вас часто называют чемпионом «старой школы». Бернард Хопкинс, бывший неоспоримый чемпион в среднем весе и в дальнейшем чемпион полутяжелого веса часто упоминается таким же образом. Что Вы думаете о Бернарде и его наследии?
Великий боец. Он заслужил уважение. Настоящий профессионал. Он занимался своим делом и любил побеждать. Я помню, как он долго сражался. Всегда создавая много шума, но все, что он говорил, он стремился подкрепить делами, так он созидал свой путь. Он создал уникальное наследие и достоин за то как делал это только положительных оценок, так как всегда платил по своим счетам.

Уважаемый тренер Мэнни Стюард однажды сказал, что Вы самый природно одаренный боец, с которым он когда-либо работал.
Знаешь, мы с Мэнни были очень близки с точки зрения тренера и бойца, когда я работал с ним. Он говорил эти слова очень часто. Поэтому я знаю, что в этом была какая-то искренность. Даже когда мы тренировались со всеми этими ребятами Томми Хирнсом, Милтом МакКрори и Дэвидом Брэкстоном, он говорил: «Этот парень разносторонен. Этот парень - лучший боец». Его никто не держал за горло и не тянул за язык. Это одна из причин, по которой я всегда говорил себе: "Почему, если у тебя есть парень, который лучший боец, с которым ты когда-либо работал, почему ты не подтолкнул этого парня, чтобы он мог получить большие бои, и не пошёл с ним дальше к успеху?" Но этому не суждено было случиться.

Каким Вы хотите, чтобы вас запомнили фанаты?
Многие люди не отдают Майку МакКаллуму должное, не воспринимают его так как следовало бы. Моя заслуга в том, что я был бойцом, преуспевшим во всём. Я мог боксировать, даже лучше, чем наносить удары по корпусу. И из-за моих боксерских способностей и навыков никто не мог наносить мне удары по корпусу, поскольку я бы ответил тем же и сделал это лучше. Многие люди все еще пытаются понять, как это делал Bodysnatcher. Я был хорошим контрпанчером и это позволяло мне работать по корпусу так хорошо.

Большинство парней не знают, как эффективно наносить удары в корпус. Это потерянное искусство. Сегодня никто не может делать этого так, как я это делал в свое время. Я чувствую, что я был великим чемпионом мира и с гордостью представлял Ямайку, как в качестве любителя, так и в качестве первого чемпиона мира среди профессионалов.

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях Facebook Вконтакте Youtube Яндекс Дзен Instagram
Добавил SD 19.11.2018 в 05:34

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое