Top.Mail.Ru

В этот день ровно тридцать девять лет назад любители бокса должны были стать свидетелями чрезвычайно редкого события - коронации не одной, а сразу двух суперзвезд бокса.

Олимпийский чемпион 1976 года Рэй Леонард - по прозвищу «Шугар» своими превосходными навыками, похожий на Шугар Рэя Робинсона - будучи фаворитом 3 к 1, бросал вызов действующему чемпиону WBC в полусреднем весе Уилфреду Бенитесу, а обязательный претендент Марвин Хаглер по общему мнению имел шансы 4 к 1 лишить пояса бесспорного чемпиона мира в среднем весе Вито Антуофермо.

Исход со сменой правящих чемпионов казались более чем предсказуемыми. Леонард, уже мегазвезда, благодаря своему олимпийскому успеху и частым выступлениям на национальном телевидении, готовился стать новым лицом бокса, примерив мантию иконы бокса, которую так долго нёс Мухаммед Али. У Леонарда было для этого все: ослепительная улыбка, индивидуальность необходимая чтобы быть привлекательным для телевидения, блестящие навыки и чистый рекорд 25-0 (16 нокаутов).

Подъем Леонарда к этому судьбоносному для него дню стал не только следствием его таланта, но и результатом умелой работы его тренера Анджело Данди. Этот тренер, сформировавший таких известных боксёров, как Кармен Базилио, Луис Родригес и Хосе Наполес, использовал свой многолетний опыт, чтобы обучить Леонарда успешно противостоять боксёрам с самыми разными стилями - жёстким парням, левшам, темповикам, природно более крупными спортсменам и недавним контендерам. Леонард прошел все испытания, выработав на этом пути свой собственный стиль. Результат ювелирной работы Данди стал виден в его последнем бою против Энди Прайса, который завершился за 172 секунды благодаря потрясающему взрывному шквалу Леонарда. Победа над Прайсом стала тем более значимой что к тому моменту он был известен победами над двумя чемпионами в полусреднем весе - Пипино Куэвасом WBA и Карлосом Паломино WBC. И если Куэвас всё ещё сохранял пояс в своих руках, то Паломино лишь в январе проиграл бойцу, с которым Леонард должен был встретиться - Бенитесу.

Путь Хаглера к титульному бою был намного дольше и сложнее, чем у Леонарда, и этот более трудный путь, казалось, соответствовал его характеру и личности. Как и еще один известный житель его города Броктона, штат Массачусетс, Хаглер провёл к тому моменту 49 боёв. Однако, в отличие от Рокки Марчиано, рекорд Хаглера был испорчен (46-2-1, 38), главным образом потому, что он был готов сражаться в родном городе своих оппонентов. Первое пятно в рекорде - 10-раундовая ничья с ещё одним Шугар Рэем - Шугар Рэем Сеалсом на домашнем для Силса ринге в Сиэтле, в то время как две поражения он потерпел в Филадельфии, сомнительным решением большинства уступив Бобби Ваттсу и единогласным решением проиграв Вилли Монро. Хаглер взял убедительные реванши: он уничтожил Сеалса в первом раунде их заключительного третьего боя, победив до этого в реванше решением и схожим образом разобрался с Уоттсом (KO 2) и Монро (KO 12, KO 2).

Хаглер как магнитом притягивал к себе внимание фанатов своей источающей харизму внешностью с выбритым черепом, лицом с бородкой, рельефным телосложением, устрашающей аурой, разрушительностью в ринге. Передвигаясь на упругих ногах, Хаглер разрушал противников отточенным джебом, надёжными левыми кроссами и мощными ударами в корпус, что чаще всего приводило к нокауту. Более того, Хаглер был поистине амбивалентен - природный правша, он эффективнее всего сражался в стойке левши, мастерски и выверенно исполняя каждый удар с обеих позиций.

Хаглер не только выглядел жестко и жестко сражался, он говорил жестко, и я жестко действовал.

«Говорите со мной сейчас, но тебе лучше сделать это быстро, потому что завтра даже моя мама не сможет этого сделать», - говорил он журналистам за два или три дня до боя.

Он отказывался пожать руку оппонентам при подписании контрактов или на пресс-конференциях, и, если он касался перчаток противников непосредственно перед гонгом, то делал это неохотно. Жажда успеха Хаглера была неугасимой и только его маниакальные тренировки в уединении тренировочного лагеря в провинции Провинстаун, штат Массачусетс, могли правильно направлять его внутренний драйв.

Он считал, что его первый бой за титул чемпиона в среднем весе должен был пройти несколько лет назад, но не показывал публично свое разочарование тем, что этого не произошло. Он требовал от чемпиона Родриго Вальдеса, дать ему шанс, а затем направил своё внимание на Хьюго Корро, когда тот победил Вальдеса. Хаглеру был обещан долгожданный титульный бой против победителя Корро-Антуофермо, если он победит Норберто Кабреру в андеркарте. После того, как Хаглер заставил Кабреру сдаться на стуле после восьми раундов, Антуофермо забрал титул у Корро неожиданно победив раздельным решением.

Этот результат заставил Хаглера перенести свой гнев на Антуофермо, которого он окрестил «Вито Москитом» из-за его роста в почти 6 футов. Во время подготовки боя Хаглер везде, где бы он не появлялся, обещал прихлопнуть его как муху мухобойкой, раздавить Антуофермо, как насекомое. И почему бы ему было так не считать? В конце концов, он выиграл свои последние 20 боев, в том числе 18 нокаутом.

Антуофермо, однако, не был насекомым, скорее он являлся прочным, долговечным и бесстрашным соперником. В своей лучшей форме Антуофермо использовал свои руки, локти и плечи, чтобы подобраться к противнику вплотную, где путём коротких ударов и и упорного давления склонить баланс сил. Помимо Корро, его лучшие победы включали многолетнего контендера Бенни Бриско (W 10), Евгения «Циклон» Харта (KO 5), Эмиля Гриффита (W 10), бывшего чемпиона в среднем весе Денни Мойера (W 10) и будущего чемпиона в 154 фунтах Экхарда Дагге (W 15), выигравшего титул через пять месяцев после поражения от Антуофермо.

Его манерамведения боя не приносила много нокаутов (19 в его рекорде 45-3-1), а неустанная агрессия в ринге усугубляла его самый большой недостаток - тонкую тонкую кожу вокруг глаз. Серьезные рассечения привели к его первому поражению против Гарольда Уэстона за шесть лет до этого и даже побеждая он выглядел, будто только что посетил скотобойню. Наиболее популярным прогозом на бой с Хаглером, было то, что если претендент не остановит Антуофермо, то чемпион потеряет титулы из-за травм.

Насколько отталкивающ был стиль Антуофермо, настолько же смотрибельно выглядел на ринге Бенитес. Пуэрто-Риканец был поистине Вольфгангом Амадеусом Моцартом от бокса, гением, преуспевшим на топ уровне в невероятно юном возрасте. Всего через два с половиной года по достижении возраста 15 лет Бенитес стал самым молодым чемпионом мира по боксу, когда в возрасте 17 лет 180 дней победил доминирующего и долгоиграющего чемпиона WBA в первом полусреднем весе будущего члена Зала славы бокса Антонио Сервантеса, имевшего опыт 86 боёв и проведшего 10 успешных защит титула. Сражаясь перед аудиторией, которая включала несколько его одноклассников, Бенитес заслужил раздельное решение, которое ошеломило мир бокса.

Бенитес доказал, что он не был чемпионом-однодневкой, дважды защитив свой пояс против Эмилиано Виллы и Тони Петронелли, прежде чем WBA лишила его титула за отказ предоставить Сервантесу реванш. Спустя три года Бенитес, в 20 лет, выиграл свой второй пояс чемпиона, победив еще одного долгоиграющего обладателя титула в лице Паломино раздельным решением, которое должно было быть единогласным. При этом он в полной мере продемонстрировал все те навыки, которые заработали ему восторженные отзывы - головокружительную скорость рук и ног, необыкновенное движение корпуса, выверенный контрпанчинг и высокий уровень мышления в ринге.

Почему же несмотря на все таланты Бенитеса, он рассматривался андердогом с Леонардом?

Прежде всего, котировки стали данью огромным талантам Леонарда, которые были более полными, чем у Бенитеса. Во-вторых, имелись вопросы к подбородку Бенитеса. Он трижды побывал в нокдауне в своем первом бою против Брюса Карри (W 10), чудом не проиграв поединок. В-третьих, и, что возможно, наиболее важно, столь же зрелый, каким Бенитес, представал в ринге, он полярно противоположно вёл себя вне его. Его подготовка даже к самым важным поедмнкам измерялась днями, а не неделями, но ему все же пока удавалось делать вес. Его поведение было настолько полярным, что некоторые всерьёз считали его умственно отсталым. Бенитес, ведя себя как ребёнок не мог даже определиться с постоянным прозвищем - он разрывался между «Радаром», «Драконом» и «Библией бокса». Наконец, хотя у него было 25 нокаутов в его рекорде 38-0-1, большинство из них произошло на первоначальном этапе карьеры. Включая бой с Сервантесом, выведший его на топ уровень, Бенитес одержал лишь пять побед нокаутом в последних 14 боях.

Как только все четверо сделали вес (по 158¾ фунтов Антуофермо и Хаглер, 146 фунтов Леонард и потрясающе легкий 144¾ фунта для Бенитеса), помост был установлен для самой незабываемой ночи бокса.

Чтобы проиллюстрировать, насколько изменился телевизионный ландшафт за прошедшие годы, нужно отметить, что эти две битвы - вместе с боем за титул WBA в полутяжелом весе в Новом Орлеане между чемпионом Виктором Галиндесом и бывшим чемпионом Марвином Джонсоном - транслировались на ABC в прайм-тайм в одной трансляции. Сегодня бои статуса Леонард-Бенитес и Антуофермо-Хаглер l, скорее всего, были бы организованы раздельно на PPV, потому что Бенитес был непобеждённым чемпионом, защищавшимся от своего самого опасного претендента с точки зрения достижений и раскрученности в средствах массовой информации, в то время как Антуофермо рисковал своим поясом против претендента номер один во втором самом популярном весовом классе за тяжелым весом.

Стратегически Антуофермо-Хаглер I начаался, как и ожидалось - являвшийся природным правшой претендент, нанося чемпиону неприятные удары из стойки левши, проводил тонкие финты плечами и обрабатывал корпус Вито бодишотами и прямыми правыми. Быстрые контратаки левым кроссом подогнули ноги Антуофермо в конце первого, а сдвоенный левый в начале второго прочувствовался чемпионом. Хаглер в полной мере использовал размеры ринга составлявшего 19¾ футов, постоянно кружа, набирая очки и уходя, прежде чем Антуофермо мог адекватно ответить. В те редкие моменты, когда Антуофермо пробирался в инфайт, рефери Миллс Лейн внимательно следил, чтобы бой не переходил в грэплинг.
Hagler-Vito_RING

Photo / THE RING

Начиная с третьего раунда Хаглер демонстрировал, что может ударить чемпиона в любой момент и откуда угодно. Его острые удары приземлялись как меч тореадора и было ясно, что они скоро нанесут ущерб уязвимому лицу Антуофермо. Серия кроссов Хаглера стала причиной образования синяка под правым глазом чемпиона, первый, но совсем не последний, вред, нанесенный лицу Антуофермо.

В четвертом раунде удары Хаглера открыли порез у левого глаза Антуофермо, а в углу между раундами чемпион разражался кашлем, вызванным незалеченным бронхитом. На призыв своего угла пройти на ближнюю и выровнять бой, Антуофермо ответил: «Теперь я пойду за ним».

Чемпион стал реализовывать свои слова, практически с начала раунда сблизившись поразил Хаглера сверху вниз в подбородок, впервые серьезно приложившись с начала схватки. Он начал драться более эффективно, и серия нанесённых ударов впкрвые заставила Хаглера отступить. Пока что это был лучший раунд чемпиона.

Пытаясь погасить внезапный натиск Антуофермо, Хаглер поднял темп в шестом раунде. Он встряхивал голову чемпиона джебом и быстрыми комбинациями, которые наносил из обоих стоек. Эти удары открыли у чемпиона два новых рассечения.

В седьмом эффектный бокс в исполнении Хаглера чередовался и с решительными прорывами Антуофермо, результатом чего стало постоянное действие с большим количеством причиняемого ущерба.

У большинства наблюдателей Хаглер был далеко впереди к середине боя, но начиная с восьмого раунда Антуофермо начал сокращать дистанцию, как физически, так и на оценочных картах. В то время как Хаглер все еще забирал свою долю очков, бой больше не шел под его диктовку. Антуофермо постоянно заряжался на удары по площадям, которые не вредили Хаглеру, но приземлялись достаточно часто, чтобы оказать определённое воздействие.

Антуофермо поднял темп еще больше в девятом, и эффективность его крюков и кроссов повысилась. Защита Антуофермо также явно улучшилась, он подныривал под дикий правый Хаглера и смог избежать нескольких других опасных ударов. Медленно, но верно, чемпион возвращался в бой, и, таким образом, он поставил под вопрос единственный актив Хаглера, который еще не был полностью протестирован - его выносливость. В отличие от Антуофермо, Хаглер лишь дважды сражался более 10 раундов. Он выиграл оба эти боя, в том числе один нокаутом, но никто, и даже сам Хаглер, не знал, как он будет выглядеть в 15-раундовом бою.

Однако нужно было задаться вопросом, может ли лицо Антуофермо продержаться достаточно долго, чтобы завлечь Хаглера в эти глубокие воды. После девятого тура чемпион приобрёл полный набор разрезов - по одному над и под каждым глазом - и оставалось еще 18 минут действия. Хорошая новость для Антуофермо заключалась в том, что в его углу находился почтенный Фредди Браун, один из лучших специалистов катменов в мире.

Тем не менее, когда бой перешёл в двузначные раунды, ход боя перешёл под контроль Антуофермо. Мощь ударов Хаглер упала, под давлением Антуофермо и хотя претендент продолжал упорно работать его усилия утратили свою прежнюю остроту. Нравилось это или нет, Хаглер уступал чемпиону раунды с 11 по 15.

Для Антуофермо поединок складывался по сценарию боя против Корро - медленный старт, за которым последовало ускорение к финишу, закончившееся неожиданным завоеванием титула чемпиона в среднем весе. Теперь, ровно через пять месяцев, история похоже повторялась.

Антуофермо, явно чувствуя импульс, вылетая из угла с удвоенной энергией, теснил Хаглера к канатам и работал с новыми силами. В контексте своего стиля Антуофермо нашел свой ритм, используя любые крошечные бреши, представленные ему Хаглером. Действие ни в коей мере не становилось односторонним, но разрыв, который был очевидным в начальных раундах, почти сгладился. Вторая половина 11-го раунда на радость зрителей показала наиболее активное действие со стороны обоих боксёров.

Бой продолжился в таком же ключе в 12-м раунде. Хаглер стремился восстановить контроль, упираясь и кидая комбинации, чтобы заставить Антуофермо отступить. Антуофермо отвечал, налегая на крюки в голову и корпус. Отличная комбинация правый-левый-правый достала Хаглера во второй части раунда.

«При том, что Хаглер подтверждает свой класс, этот жесткий парень не хочет потерять свой титул, он вернулся в бой и приземлил три резких удара, которые прочувствовал Хаглер», - удивлялся Говард Коселл из ABC. «Удивительно, как этот парень, Антуофермо, стойко бьётся».

Но удастся ли чемпиону сделать достаточно, чтобы сохранить свой титул?

Благодаря мастерской работе его угла рассечения Антуофермо оказались в основном нейтрализованы. А благодаря его напряженной работе и проявленному мужеству он вернулся в бой. Хаглер, все еще демонстрируя большинство своих навыков, отступил достаточно, чтобы дать чемпиону необходимое ему пространство. В 13-м раунде было много инфайтинга особенно со стороны Антуофермо и Хаглер пропустил гораздо больше ударов, чем в любой другой момент боя. Теперь Хаглер, отступал не в стратегических целях, а для того, чтобы очистить голову. Приободрившийся Антуофермо, припомнив все насмешки, которые Хаглер допустил в его адрес во время подготовки боя, жестом поманил Хаглера, а затем ударил его правой по ребрам и крюком по челюсти и толпа разразилась криками.

Хаглер попытался восстановить контроль в 14-м, но Антуофермо теперь мог подходить на нужную дистанцию, нашел способы наносить удары, не получая ответа. Хуже того, случайный удар головой открыл у Хаглера рассечение над правым глазом. Поскольку угол Хаглера требовал от него складывать свои удары в серии, Хаглер стал делать именно это, причинив Антуофермо вред правым в середине раунда. Но чемпион быстро встряхнулся и продолжал наступать со своими его короткими, но точными ударами.

При том, что лица обоих бойцов уже были в крови, 15-й раунд стал бедным на защитные действия, так как оба боксёра опустошали свои танки от горючего. Оба боксёра были сосредоточены на том, чтобы показать лучшее что у них оставалось. Тяжелые апперкоты Хаглера и его мощный рывок на второй минуте, похоже, записали раунд и, по мнению большинства, весь бой в его пользу.

С колоколом оба боксёра подняли руки в воздух и, как только были объявлены оценочные карточки, руки обоих остались в воздухе. Дуэйн Форд увидел победителем Хаглера 145-141, у Далби Ширли Антуофермо победил 144-142, а Хэл Миллер выставил ничью - 143-143, в результате чего Антуофермо сохранил свой титул.

«Все это очень неприятно», - разъярённо сказал Хаглер. «Но я собираюсь принять это, потому что это сделает меня ещё злее и жестче и вдохновит меня работать усерднее. В моем сердце я считаю, что я - чемпион в среднем весе. Но это научило меня, что я должен идти и нокаутировать каждого с кем сражаюсь, чтобы победить».

Хаглер сделал всё, чтобы выполнить это обещание, нокаутировав следующих восемь противников и 12 из следующих 13. Лишь три боя в его последующей карьере дошли до решения судей, в том числе вердикт о победе над Роберто Дюраном и вызвавшее горячие споры поражение Шугар Рэю Леонарду.

«Ничья не сделала меня счастливым, но я очень рад, что я сохранил свой титул», - сказал Антуофермо». - «Я считал, что выиграл бой, хотя он запутал меня своим стилем. Я не хочу оправдываться, но у меня была плохая форма бронхита, и сам Хаглер может подтвердить вам, что я кашлял весь бой. Конечно, я дам ему реванш. И в следующий раз я буду в лучшей форме. Я буду лучше готов, чтобы не осталось никаких вопросов о том, кто действительно выиграл этот бой».

Зрители могут оспаривать результат боя Антуофермо-Хаглер I, но один из фактов, который нельзя отрицать, было то, что это был гораздо более лучший бой, чем кто-либо мог представить.

*

ABC переключило трансляцию на Superdome в Новом Орлеане, где Джонсон стал третьим человеком, вернувшим титул чемпиона в полутяжелом весе, победив второго человека, сделавшего это. Джонсон, который потерял свой пояс WBC Мэтью Сааду Мухаммаду двумя боями и семью месяцами раньше, закончил поединок в начале 11-го раунда, когда сбитый с ног Галиндес оказался на канвасе со сломанной челюстью. Для Джонсона это стало ответом критикам, которые ставили под сомнение его выносливость, потому что его отличная скорость работы поддерживалась до его последнего удара.

Как только окончились поздравления Джонсона, телесеть вернулась в Цезарь палас, чтобы показать первую попытку Леонарда стать чемпионом мира и усилия Бенитеса помешать ему. Последнее представлялось тем интереснее, что Бенитес излучал атмосферу уверенности и превосходства, в то время как Леонард, по общему мнению выглядел на порядок менее уверенным в себе.

«Бенитес пытался психологически давить, вынудить меня быть более осторожным с ним, как только раздался звонок», - писал Леонард в своей автобиографии «Большая битва». «Бойцы ещё со времён Джона Л. Салливана в конце 1800-х годов всегда играли в эти игры разума. Такое в некоторых случаях может сработать. Когда мы стояли в нескольких дюймах друг от друга, я пытался выглядеть непредсказуемым. Мне нужно было реагировать на кго поведение и делать это быстро».

В отличие от феерии грубой силы, которой был отмечен бой Антуофермо-Хаглер I, поединок Леонард-Бенитес стал боксерской версией элитных шахмат. Каждое движение было выверенным, каждое действие влекло ответную реакцию, и практически физически можно было увидеть, как мысли движутся в головах боксеров. Они совершали финты головой, плечами и ногами, кружась и преследуя друг друга, прощупывая защиту соперника джебом и разряжая тяжелые удары только когда были убеждены, что они найдут цель. Конечно, большинство из них не достигали цели, потому что соответствующие радары боксёров работали на полную мощность.

В течение долгого времени Леонард попадал чаще, но даже тогда он набирал очки одиночными ударами, а не феерическими сериями, которые обескураживали его предыдущих противников. Например в середине первого раунда Леонард, попал острым крюком, но его последующие восемь ударов не нашли ничего, кроме воздуха, благодаря удивительному движению Бенитеса корпусом и его чувству удара. Бенитес неоднократно уклонялся от ветряной мельницы Леонарда, но из-за того, что он не смог наладить собственную атаку, Леонард все дальше удалялся в оценочных карточках. Таким образом, Леонард доказывал всем, что он не только физически превосходит, но и способен перемыслить самых хитрых стратегов.

Leonard-Benitez-action_RING

Уилфред Бенитес (слева), непобеждённый чемпион WBC в полусреднем весе, и непобеждённый претендент и любимец медиа Шугар Рэй Леонард в бою за титул 30 ноября 1979 года. Photo / THE RING

Первый крупный успех Леонарда слстоялся за 27 секунд до конца третьего раунда, когда удар Леонарда отправил Бенитеса на канвас. Этот нокдаун стал результатом безупречного тайминга Шугар Рэя, поскольку он поразил Бенитеса в тот короткий момент, когда его ноги оказались параллельны. На счёт два, сконфуженный Бенитес пожал плечами, следуя в нейтральный угол, в то время как Леонард светясь уверенной полуулыбкой, наблюдал за отсчетом нокдауна рефери Карлосом Падилльей.

Случайное столкновение голов открыло рану в центре лба Бенитеса на последней минуте шестого раунда и в течение оставшейся части боя она кровоточила. Бенитес бросился в свою самую мощную атаку в бою, но большинство ударов уходило воздух, Леонард спокойно избегал ударов, одновременно донося несколько своих собственных точных выстрелов.

Бенитес попытался подтолкнуть Леонарда к обмену в начале седьмого, но соперник мудро не шёл на это. Даже когда Бенитес опустил левую руку к бедру, Леонард отказался заглотить приманку. Он оставался преданным своему плану, продолжая пожинать плоды - забирая раунд за раундом.

Вступая в финальный раунд, Леонард вел на всех трех картах, хотя и с разным счётом. Арт Лури увидел разрыв 137-130, в то время как Гарри Гиббс считал бой более близким 136-134. Рэй Солис оценивал бой в 137-133. Тем не менее, математика указывала, что Бенитесу нужен нокаут, чтобы удержать пояс. И бой закончился нокаутом, но он был в пользу лидировавшего боксёра.

Leonard-stops-Benitez_RING

Photo / THE RING

За 31 секунду до финального колокола Леонард приземлил левый апперкот и хук в висок, от которых ноги Бенитеса подломились. Поднявшись на счёт два Бенитез, покачав головой, шатаясь прошёл в угол, чтобы собрать свои мысли. Падилья позволил продолжить бой, но после шестиударного шквала, который в основном пришёлся в цель, рефери дал отмашку, остановив бой лишь за шесть секунд до его конца. Самым убитым горем человеком в здании, даже включая проигравшего Бенитеса, остался игрок Билли Бакстер, который потерял ставку в 150 000 долларов, поставленную на то, что бой будет пройдёт 15 раундов.

«Теперь я знаю, что есть еще один боксер, столь же как я, хороший чемпион», - сказал Бенитес после боя.

Леонард ответил Бенитесу любезностью.

«Я чувствую, что он отличный чемпион, и я знал, что у него много опыта», - сказал он Косселу. «Но я не ожидал, что будет так сложно. Он достал меня хорошим левым крюком. Один раз, мы столкнулись головами, и это меня немного ошеломило, но я оставался полон решимости. Это величайший момент моей жизни, после Монреаля».

Леонард, выучил урок боя Антуофермо-Хаглер l.

«Я понял, что должен был нокаутировать, после того, как увидел драматическую битву между Хаглером и Вито Антуофермо», - сказал он. «Я знал, что у меня есть преимущество и чувствовал, что контролирую бой, пару раундов, я ему отдал, но он показал, что у него опыт великого чемпиона. Я чувствую себя прекрасно, потому что ухожу домой с поясом чемпиона мира».

Позднее Леонардом было завоёвано ещё множество титулов чемпиона, но как и ни один боец, он никогда не забудет о своём первом поясе чемпиона.

Бонус до 10000р:
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях Facebook Вконтакте Youtube Яндекс Дзен Instagram
Добавил SD 30.11.2018 в 12:39

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое