Бывший чемпион мира в тяжёлом весе Мухаммед Али в ходе пресс-конференции в Нью-Йорке 3 мая 1973 года указывает место, в котором Кен Нортон (справа) сломал ему челюсть во время их боя 31 марта. Хотя Али признал, что неожиданное поражение Нортону стало «унизительным опытом», он предсказал результат реванша словами: «Я легко выиграю» (AP Photo)

9 августа 2019 года исполнилось 76 лет со дня рождения чемпиона мира в тяжёлом весе Кена Нортона. Кен Нортон был известен как «Черный Геркулес» за его классическое телосложение, как «Боевой морской пехотинец», в связи со своей службой в корпусе морской пехоты США и как «Разрушитель челюстей», поскольку он сломал самую известную челюсть своему противнику в ринге - самому известному боксёру в мире. Это произошло 31 марта 1973 года, когда Нортон раздельным решением судей победил Мухаммеда Али и выиграл титул чемпиона мира в тяжёлом весе.

До этого боя Нортон являлся не более чем уважаемым бойцом с Западного побережья США, который, в основном, не был широко известен за пределами региона. Победив «Величайшего» Нортон стал всемирно известен.

Нортон был очень хорошим, но не великим бойцом. Он был очень хорошим человеком и ниже мы к этому вернёмся. Он сражался с Али ещё два раза, проиграв близкими решениями судей. По мнению многих, Нортон выиграл второй бой против Али. Он проиграл решением судей Ларри Холмсу в бою до нашего времени считающемся одним из лучших в истории тяжёлого веса.

Но у Нортона был недостаток. Его челюсть была хрупкой, особенно для тяжеловесов. Он боксировал в стиле опасном постоянной угрозой оказаться в нокауте. Когда он сталкивался с жёстким панчером, его стиль, делавший его доступным для ударов, начинал работать против него. Джордж Форман нокаутировал Нортона за два раунда, а Эрни Шейверсу и Джерри Куни, чтобы остановить его оказалось достаточно по одному раунду.

Слабой челюсти - стеклянной челюсти - нечего стыдиться. Большинство людей не знают, слабая ли у них челюсть. Если вы автомеханик, ваша челюсть вам не понадобится, если только оскорбленный покупатель не решит, что вы испортили работу тормозов и проверит челюсть ударом. Слабая челюсть не является моральным недостатком, как непреодолимое желание совершать преступления. Слабая челюсть - это наследственный факт жизни, такой же как внешность, рост или размер обуви.

В 1980 году Нортон тренировался в спортзале в Лос-Анджелесе. Он не сражался некоторое время, давно перешагнул тридцатилетний рубеж и лучшие его годы были позади. Сидя на ступенях возле спортзала теплым ярким свежим днем. Нортон говорил своим грубым голосом, он знал, что он в конце карьеры в боксе.

Он говорил об Али и Формане и не оправдывался за то, что проиграл или был нокаутирован. Ему был задан вопрос о том, чем он больше всего гордится. Естественно ожидаемым ответом было бы воспоминание о победе над Али.

«Вы когда-нибудь слышали о Рэнди Стивенсе?» - спросил Нортон.

Нортон рассказал, что он боксировал со Стивенсом двумя годами ранее.

850px-F25993

В третьем раунде того боя Нортон доставил Стивенсу проблемы. Это была его работа - доставлять людям неприятности. Нортон нашёл идеальным левым крюком челюсть Стивенса справа, в результате чего голова Стифенса откинулась назад и он качась на непослушных ногах прошел несколько шагов.

Наступил решающий момент, когда жизнь вторгается в спорт. Когда вы определяете для себя, кем вы являетесь.

Стивенс потерял баланс был потрясён, но всё ещё оставался на ногах. Он опустил руки, не мог защитить себя, находясь в стоячем нокдауне. Нортон находился на расстоянии удара и какое-то время казалось, что он вот-вот закончит работу убийственным прямым кроссом, нанеся удар милосердия.

Но удара не последовало.

Стивенс медленно опустился на канвас. Нортон позволил ему упасть. Он тяжело поднялся на ноги к окончанию отсчёта, но рефери вполне справедливо остановил бой.

«Я горжусь тем, что сделал», - сказал Нортон.

В то мгновение ока, когда выбор и действия человека определяют то кем он является, когда нет времени обдумывать, Нортон решил, что неправильно добивать Стивенса дополнительными ударами. Ведь даже один удар в такой сиитации мог травмировать здорового молодого человека на всю жизнь, ужасно повлияв на его будущее. Нортон отказался брать на себя ответственность за это.

Через несколько дней Нортон получил письмо от менеджера Стивенса, который поблагодарил боксёра за то, что он удержался от того удара правой, за то, что он был милостив, за то, что пожалел Стивенса. Нортон говорил, что он сохранил письмо, был благодарен за то, что менеджер написал ему и укрепился в уверенности о том, что не бить Стивенса было правильным решением.

Нортон сражался еще несколько раз. В своём последнем бою Нортон встретился с Джерри Куни, обладавшим жёстким левым хуком. В первом же раунде Нортон оказался в углу и в ходе размена оказался потрясён, перестав отвечать на удары соперника. Куни бил и бил его в голову. Нортон навалился на ограждение ринга, не имея возможности спастись, опустив руки и перестав защищаться. Он был в ловушке и вряд ли находился в сознании. Куни продолжал бить его до тех пор пока рефери не вклинился и не остановил бой, зафиксировав дикий нокаут.

Norton.Cooney

На заданный однажды вопрос о том, почему он не отступил и не прекратил бить беззащитного Нортона или не попросил рефери остановить бой Куни с искренним удивлением ответил:

«Что я должен был сделать? Перестать бить его и спросить: «Кенни, ты в порядке?». Но он же мог прийти в себя и нокаутировать меня».

Со строго логической точки зрения Куни прав. Это не его работа - проявлять милосердие. Это работа рефери. Нет никаких претензий к Куни и у самого Нортона вряд ли они были.

Но если бы ситуация была обратной, сам Нортон, скорее всего, отступил бы прекратив атаку и, проявив гуманность, обратился бы к рефери.

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях Facebook Вконтакте Youtube Яндекс Дзен Instagram
Добавил SD 10.08.2019 в 12:20

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое