Новость, о том, что бывший контендер первого среднего веса, Тони Айяла-младший в возрасте 52 лет был найден мертвым ранним утром 12 мая 2015 года в Сан-Антонио, штат Техас, не должна была стать неожиданностью для знакомых с беспокойной жизнью, этого человека, известного как «EL Тоritо» («Маленький бык»), имевшего когда-то в боксе рекорд 22-0 с 19 нокаутами и место № 1 в рейтинге WBA ещё до своего 19-го дня рождения.

Возможно единственным сюрпризом в случившемся стало то, что Айяла мирно и тихо ушёл из жизни в тот период когда, работая тренером в зале на улице Зарзамора, пытался в очередной раз извлечь и соединить воедино обломки жизни, погребённые под завалами запретного поведения и катастрофических решений.

Многие, скорее поверили бы, что конец Айала наступит насильственно или при подозрительных обстоятельствах, привычно для того, кто растратил свой некогда чудовищный талант и огромную часть отведённого на земле времени, отбывая за тюремными стенами заключение за отвратительные преступления.

Итак, есть два основных направления мыслей, которые неизменно переплетаются при воспоминании об Айяле: одно о потенциально великом боксёре, который, мог бы достичь признания, как его современники Марвин Хаглер, Роберто Дюран, Шугар Рэй Леонард и Томас Хирнс; другое - об имеющем эмоциональные нарушения, взрывном, постоянно ходящем на грани и склонном к необдуманным поступкам молодом человеке. Этого Айялу тянуло к наркотикам и жестокости к женщинам всякий раз, когда его внутренние демоны вырывались из-под контроля.

Об Айяле бойце, бывший его менеджер Лу Дува, однажды сказал: «Забудьте Леонарда, забудьте Хаглера и, да, забудьте Майка Тайсона. Роки Марчиано и Тони Айяла были бойцами. Даже Мохаммед Али, как бы велик он не был, не был таким, как эти двое».

Можно разделять приведённый взгляд Дувы на личность Айялы, но более преобладающей точкой зрения стал взгляд человека из-за пределов ринга не высказывавшего таких ярких и восторженных выражений.

«Надеюсь, они накажут его максимально в Сан-Антонио», сказал помощник районного адвоката Пассаикского округа Нью-Джерси Мэрилин Бродински, который преследовал в судебном порядке Айялу за изнасилование в 1983 году, что привело боксёра к тюремному заключению на 16 лет, когда Айяла был арестован за поразительно похожий проступок в 2000 году. «Он является порочным преступником рецидивистом, и не собирается меняться».

Во многих отношениях история Тони Айялы-младшего напоминает еще одного чрезвычайно одаренного, но имевшего трагическую судьбу бойца, Джонни «Ми-Вида Лока» Тапия, которому было всего 45, когда его сердце окончательно остановилось 27 мая 2012 года. Если и есть различие между ними то это, в первую очередь то, что Тапия смог оставаться вне проблем достаточно долго и непрерывно, чтобы стать чемпионом мира в трёх весовых категориях, а его максимальный период неактивности составлял лишь три с половиной года.

Айяла же не был активен в течение 17 лет и его первое серьёзное преступление навсегда стёрло его уже согласованный титульный бой против чемпиона WBA в 154 фунтах Дэйви Мура.

Были ли Айяла и Тапиа жертвами неудачных обстоятельств, которые привели их к трагедии и горю? Были ли они каким-то образом несовершенны, что помешало им подняться выше этих обстоятельств? Или, особенно в случае с Айялой, он был просто изначально дурным семенем?

Для Тапиа трагической реальностью его жизни стало изнасилование и убийство его матери, Вирджинии Тапиа Гальегос, когда Джонни было восемь лет. Боль ее ухода из его жизни заставила Джонни пытаться сгладить самые зубчатые края его психики наркотиками и изливать свой гнев на противников внутри канатов.

Во время своего первого заключения Айяла признался, что был подвергнут сексуальному насилию в детстве знакомым своей семьи, о чём не мог рассказать своим родителям, Тони-старшему и Полине, а затем и жене Лизе в течение многих лет.

«Я держал это в тайне от всех, особенно от людей, о которых я забочусь», - сказал Айала, в течение двухчасового собеседования в январе 1998 года. «Я держал это в тайне от моей матери, отца и жены. Первым человеком, который услышал об этом, стал моиюй тюремный психолог» (Брайан Радиц, который стал менеджером Айалы по его освобождении).
«Мое употребление наркотиков не было сокровенным секретом. Многие знали об этом. Мой отец этого не знал, отец совсем не разбирается в таких вещах, как наркотики и употребление наркотиков. Мой папа никогда не делал ничего подобного в своей жизни и он не мог себе представить, кому может нравиться делать это. Он не мог обнаружить признаки и поведение, связанные с наркотиками».

Не то, чтобы личные недостатки Айялы или его пристрастие к героину мешали ему пробиваться к вершине своей профессии.

«Это стало той ситуацией, когда я должен был проявлять себя постоянно», - сказал он во время того же интервью. «Все, что я делал, включая бокс, исходило из моего мачизма, моей мужественности, моей способности доминировать и контролировать свой мир и людей в нем. Речь шла о навязывании моей воли другому человеку. Это повлияло и на мою сексуальность. Я чувствовал постоянную необходимость доказать, что я был сильным и мужественным. Этот цикл продолжал повторяться. Я сражался и получал много похвал. Я был любимым ребенком для каждого. Затем, в течение короткого периода времени, меня арестовали за то, что я был пьян, попал в драку, ворвался в чей-то дом или что-то еще. Тогда я вышел и снова сражался и плохие вещи оставались более или менее забыты. Пока я не делал их снова, и я всегда поступал так».

Безумие дошло до точки кипения в ранние утренние часы 1 января 1983 года, когда Аяла, подпитанный выпивкой, совершил такой отвратительный акт, который больше не смог примириться с его боксерской славой. Он больше не будет безусловно любимым каждым кто его знал.

Согласно показаниям, представленным на суде, 30-летняя женщина, живущая в своем жилом комплексе в Западном Патерсоне, Нью-Джерси, была разбужена звуком поворота дверной ручки ее спальни. Дверь открылась, чтобы впустить мужчину, которого она увидела в свете радиочасов. Злоумышленник продемонстрировав нож, привязал ее к кровати носками, завязал глаза. В соседней комнате её 29-летняя соседка проснулась, когда мужчина вошел в ее спальню. Он предупредил ее, что знакомая связана, и ее убьют, если будет предпринята попытка вызвать полицию. Через несколько минут эта соседка выбралась из окна первого этажа и побежала в соседний дом, откуда вызвала полицию. Когда полицейские прибыли к жилому комплексу в 5:30 утра, они обнаружили Айялу, одетого только в джинсы, блуждающего по улице и пахнущего алкоголем. Он утверждал, что идет в свою машину за сигаретами, но поскольку подходил к описанию нападавшего, был арестован.

На своем суде, Айала утверждал, что жертва пригласила его в свою квартиру и что они занимались сексом по взаимному согласию. Жюри не купилось на его слова, и после обсуждения вкрдикта лишь три с половиной часа, Айяла был признан виновным по шести обвинениям: кража со взломом, усугублённое сексуальное нападение, два факта владения ножом для незаконных целей, угроза убийством и террористические угрозы.

Обращаясь к истории насильственного поведения Айялы можно отметить, что в 15 лет он получил 10 лет испытательного срока, признав себя виновным в нападении с отягчающими обстоятельствами - в избиении 18-летней девушки в туалете в кинотеатре Сан-Антонио.

Ныне же председательствующий судья осудил его на срок от 15 до 35 лет без возможности условно-досрочного освобождения ранее 15 лет. Апелляционный суд позже скорректировал приговор до 15-30 лет.

«Я не могу выразить, насколько сожалею, что позволил себе дойти до такой степени, что мне пришлось совершить это ужасное преступление», - сказал Айяла, признав, что его слова о сексе по обоюдному согласию были вопиющей ложью. «Я заслужил наказание за то, что сделал. Я сожалею о том, что причинил боль, которую человек должен будет носить до конца своей жизни. Но вы знаете, что? Я не обвиняю никого и ничто другое в моих обстоятельствах. Это был я. Это не вина общества. Это не ошибка мамы и папы. Это не потому, что я латинос, а не белый. Дело не в том, что меня неправильно поняли. Это всё дерьмо».

Казалось бы, искренний и исправившийся Айяла говорил правильные слова, но ему несколько раз отказывали в досрочном освобождении, несмотря на то, что его называли «образцовым заключенным» и он даже стал образцовым примером для сокамерников. Он отсидел 15 лет полностью как и было назначено судом, потому что, по словам Энди Консовой, в тот период члена Совета по условно-досрочному освобождению в Нью-Джерси, характер его преступлений свидетельствовал о особенно высоком уровне рецидивизма.

«Джон Дуглас (специалист по профилям преступников из ФБР, который являлся консультантом при создании «Молчания ягнят») говорил о том, что называется «ускорением стресса», - сказал Консовой. «Однажды проиграв бой с самим собой, Айяла не мог исправиться. Не было никаких сомнений».

Вернувшись на свободу, Айяла пообещал, что никогда больше не окажется в ситуации, которая снова сможет загнать его в клетку с железными прутьями.

«Я хочу жить хорошей, положительной жизнью, а не только боксом», - сказал он. «Моя жизнь не бокс. Бокс - это небольшая часть моей жизни. После того, как я отбоксирую два, три, четыре года, я отложу это и останусь в другой части моей жизни. Я не буду лежать и умирать. Я не тратил все те годы в тюрьме, чтобы выйти и делать то же самое. Я подготовил себя на всю жизнь, со всеми её проблемами и её выбором. Я хочу сделать хороший выбор направления сейчас».

Первое время слова Айялы подкреплялись делами. Он выиграл пять боев в суперсреднем весе и проиграл Йори Бою Кампасу, затем выиграл четыре раза, прежде чем предсказание Консовой сбылось, через некоторое время после того как «Эль-Торито» был остановлен в 11 раундах от Энтони Боссанте 25 апреля 2003 года. В 2014 году он закончил отбывать новый 10-летний тюремный приговор в Техасе за проникновение в жилище.

Ещё одним ударом для Айялы стало то, что его отец, тренер чемпионов мира Джона Майкла Джонсон, Джесси Бенавидеса, Габби Канизалеса и Марибеля Зурита, который ориентировал всех четырех своих сосредоточиться на боксе, в 78 лет умер от осложнений диабета 10 апреля 2014 года. Даже в темные часы Тони младшего, его отец был самым близким, являясь эмоциональным якорем и теперь этот якорь, оторвался, оставив сына одного.

В период своего первого заключения, Айяла имел шанс на сотрудничество с Сильвестром Сталоне в рамках кинопроекта, который мог бы устремить взгляд на разрушенную жизнь и карьеру Айялы.

«Он предлагал хорошие деньги, чтобы сделать мою историю», - сказал Айяла в 1998 году. «Но я не хотел, чтобы мою историю рассказали тогда, потому что фильм должен был закончиться тем, что я находился бы в тюрьме. Это было бы грустным окончанием. Я бы забылся скорее, чем моя история».

Теперь история закончена и это все еще печально. Все, что остается, - это спекуляции и гипотезы о том, что целый и безаварийный Айяла мог бы совершить на ринге. Айяла думал об этом часто, размышляя о том, что могло произойти.

«Хаглер, для меня, был великим бойцом, великим воином», - сказал он об одном из состязаний, которые никогда не стали реальностью. «Я думаю, что я и он было бы одним из величайших боев в истории. Один из нас закончил бы бой на настиле».
«Дюрана, я бы потушил. В любое время в моей карьере я бы нокаутировал его. Дюран уклонился и я все еще держу это против него. Он уклонялся до «Но Мас» (сдача во втором бою с Леонардом), насколько я понимаю. Место Дюрана в истории неоспоримо, но если бы он пришёл на мою территорию, он был бы мой. Я был природным бойцом первого среднего веса».
«Чтобы победить Леонарда, мне пришлось бы его нокаутировать. Я бы не выиграл решением, потому что он был американским мальчиком с обложки. Он олицетворял всё то, что Америка говорит черным о том, какими они могут быть. И он играл эту роль хорошо. Он был великим бойцом. Он был очень популярен, он выиграл несколько боев, которые не должен был выиграть - против Хаглера и против Хирнса».
«Томми Хирнс и я никогда не сражались. Причиной было соглашение между Эмануэлем Стюардом (менеджером-инструктором Хирнса) и моим отцом. Эмануэль и мой отец были по настоящему хорошими друзьями с аматорских времён. В любом случае, Эмануэль знает, что я бы разобрался с Томми».

Любая история о смерти значительной фигуры бокса должна заканчиваться выраженным пожеланием, чтобы он покоился в мире. Здесь мы надеемся, что мир также распространится на жертв неконтролируемой ярости, которая привела Айялу на путь, которым никому не посоветуешь идти.

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях Facebook Вконтакте Youtube Яндекс Дзен Instagram
Добавил SD 27.12.2018 в 01:16

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое