Top.Mail.Ru

В начале августа прошлого года Теофимо Лопес и его жена вылетели домой из Афин после идиллических греческих каникул с ездой на велосипедах, катанием на водных лыжах и прогулками по древним руинам. Они встречали закаты в халатах на крыше своего номера на Санторини. На его 22-й день рождения она подарила ему торт и улыбаясь смотрела, как Теофимо задувает свечи под музыку.

Он имел рекорд 14-0 с 11 нокаутами. Уничтожение за 44 секунды ветерана Мэйсона Менарда годом ранее на вечере бокса в Мэдисон Сквер Гарден не просто стало событием привлекшим внимание сам по себе, стиль в котором это было проделано отодвинул на второй план грандиозное главное событие вечера с участием Василия Ломаченко, возможно, лучшего бойца в мире и совершенно неожиданно упомянутого (наиболее настойчиво отцом Теофимо) как неизбежный противник Лопеса.

ESPN, The Ring и Yahoo Sport (дважды) признавали Лопеса проспектом года как самого интересного и перспективного молодого бойца в боксе.

Но когда самолёт достиг крейсерской высоты, в его разум проникли дурные мысли, его затрясло, сердце заколотилось в груди. А затем являвшийся олицетворением молодости и мужской бравады Теофисо Лопес начал плакать.

Его жена, Синтия, обняла его, прижавшись губами ко лбу.

«Всё в порядке», - прошептала она. «Всё будет хорошо».

Но Теофимо не становилось легче. Он являлся кормильцем семьи, которая не одобряла его жену. На его плечах лежала необходимость помощи глубоко уязвимому отцу. И он не видел выхода. Дело было не в боксе, он не хотел возвращаться домой.

Относительно не так давно в том же в Мэдисон Сквер Гарден Лопес сразился за титул чемпиона мира по версии IBF в лёгком весе. Ричард Комми, чемпион мира из Ганы, на десять лет старше, волевой и опытный боец с опасной правой рукой стал его соперником и не устоял. Этот бой, стал первым из двух ожидаемых поединков. Сиквелом или финалом станет объединительный бой против Ломаченко, которого, по словам и мнению отца Лопеса ждёт поражение. Это может изменить бокс и окрестить его новую звезду.

Америка - страна вуайеристов, воспитанная на телешоу «Dance Moms» и «Mob Wives». Теофимо Лопес, по-видимому, является наиболее явным эдиповым конструктом в боксе, оказавшимся между семьей в которой он родился, и той, которую он стремиться создать, пытаясь разграничить и разделить своих демонов и тех демонов которые сопровождают жизнь его отца.

70e3b1acf681288abf8796e3ca16f256-quality_70Xresize_1Xallow_enlarge_0Xw_700Xh_700

Теофимо Лопес старший с его отцом и матерью в 1970. Courtesy Teofimo Lopez Sr.

Дедушка Теофимо родился в 1916 году в Испании. У него были предплечья моряка Папая и люди говорили, что у него достаточно сил, чтобы свалить быка. После Второй мировой войны он эмигрировал в Гондурас, где владел несколькими предприятиями (пекарня, стоянка такси и обувной магазин) и влюбился в прекрасную Иоланду Ромеро. Ей было не больше 18 лет. Три года спустя в 1968 году, она родила ему Теофимо, которого мы далее будем называть Старшим.

«Моему папе был 51 год», - рассказывает Старший. «Я был ошибкой».

У его родителей были сложные взаимоотношения, их страсть и расстояние, которое они поддерживали между собой оставались вне понимания ребенка. Старший вспоминает как однажды, толкал их друг к другу.

«Я хочу видеть, как вы целуетесь», - сказал он. Его мать ударила его.

Старший провёл детство, курсируя между Гондурасом где жил отец и Бруклином куда перебралась мать, к тому времени как ему исполнилось 5 лет. Там она работала на мыловаренной фабрике. Они жили с дядей. Он бил Старшего ремнём. Она била его электрическим шнуром.

Если их целью было сделать его хорошим ребенком, они потерпели неудачу. К тому времени, когда Старшему исполнилось 10 лет, он грабил дома и продавал пакеты с порошком, который выдавал за траву. С физическими данными своего отца и темпераментом его матери, он уже тогда являлся опасным уличным бойцом.

«Дошло до того, что моя мама не могла контролировать меня», - рассказывает он.

Затем он вернулся в Гондурас. Отец баловал его, угощая его сэндвичами в гостиничных ресторанах. Однажды утром, когда Старшему было 14 лет, к нему пришел рабочий обувного магазина.

«Твой отец чувствует себя нехорошо», - сказал он. «Он хочет видеть тебя».
«Увидимся позже», - сказал Старший, страдавший ужасным похмельем.

Рабочий вернулся около полудня. Прежде чем он успел что-то сказать, Старший бросился на пол. Он уже знал, что его отец мёртв.

«Моя мама, должно быть, сильно любила его», - говорит он. «Потому что она так и не оправилась после его смерти».

Иоланда Ромеро-Лопес начала общаться с духами. Она вставала посреди ночи, хватаясь за нож и раздевалась на публике. Как ни странно, именно образ жизни Старшего смог проявить её рудиментарную нежность. Он приходил домой после трёх или четырёх дней кокаина и выпивки, а она готовила ему говяжий суп и обнимала его, пока он не засыпал.

Довольно скоро, она побывала в психиатрической больнице Белвью. Однажды, когда Старшему было 17 лет, к нему пришёл двоюродный брат. Его мать просила его прийти к ней, но старший общался с девушкой и не пришёл. К тому времени, как он вернулся в их квартиру, она была мертва. Она повесилась.

«Она висела на двухъярусной кровати», - говорит он. «Я хотел убить всех. Я был растерян. Я потерял двух самых дорогих людей и дважды я испытал чувство вины. Эти ярость и гнев никогда не покинут меня».

fa138941a1e313e616b657840484d684-quality_70Xresize_1Xallow_enlarge_0Xw_700Xh_700
Старший и Теофимо Лопес. Courtesy Teofimo Lopez Sr.

Первый сын после двух дочерей Теофило Лопес-младший родился 30 июля 1997 года в бывшем лютеранском медицинском центре NYU в Бруклине. Его отец торговал наркотиками на территории Четвёртой авеню от Сансет-парка до Бэй-Ридж.

Когда мальчику исполнилось 5 лет, семья переехала во Флориду, где его отец заключил сделку с прокурором, чтобы избежать серьёзного срока по обвинению в обороте наркотиков. После 11 дней в тюрьме округа Бровард, Старший начал новую жизнь, устроившись водителем лимузина.

«Мой отец по прежнему жил во Флориде», - рассказывает Теофимо. «Он и моя мама всегда делали всё, что могли сделать для блага семьи».

Они переехали в квартиру, в двух кварталах от спортзала местной спортивной лиги полиции.

Первые воспоминания о боксе? Теофимо было 6 лет. Его отец находился на улице в лимузине и, как обычно, общался с знакомыми парнями. Теофимо бросал крюк по мешку и повредил руку, на которую наложили двадцать швов.

«Это тот день, когда я начал отдавать кровь спорту», ​​- вспоминает он.

Старший помнит кое что ещё. Он опять же, находился у лимузина, когда к нему подошёл тренер, который держал лапы детям.

«Твой сын только что сделал кое-что такое, чему дети учатся пять лет», - сказал он.

Три года спустя 29 декабря 2006 года, в газете «Сан-Сентинел» появилась фотография Старшего: он поднимал кулак, на его голове была бейсбольная кепка, а на лице выражение триумфа. Из статьи под заголовком «Гордость отца», можно было узнать, что его сын только что выиграл титул в 70 фунтах на турнире «Серебряные перчатки Флориды». Теофимо было 9 лет.

«У Бога был план для нас», - уверен Старший.

В наши дни нет ничего необычного в том, что отцы с небольшим или нулевым опытом в боксе тренируют своих сыновей порой до чемпионского уровня. Вся боксёрская карьера Старшего состояла из одного боя в отделении для новичков в New York Daily News Golden Gloves. Это произошло 28 января 1999 года в районе Cypress Hills Бруклина. Он был остановлен за 33 секунды во втором раунде.

«Я весил 191 фунт и сражался с парнем, который весил 220 фунтов», - вспоминает он. «Я просто выдохся».

В то время ему было 30 лет и он уже был отцом троих детей. Чтож, это одна из старейших историй бокса: он хотел доказать, что чего-то да стоит.

Но только когда Теофимо начал подниматься по любительской лестнице, Старший понял. Ему предназначено быть не бойцом, а тренером.

«Я не бросил бокс, я посвятил свою жизнь сыну», - говорит он.

Как и многие его коллеги по боксу, Старший использовал YouTube для учебных видео - часто это были поединки с участием Флойда Мэйуэзера или Андре Уорда. Может показаться странным то, насколько старший уверен, что его вдохновение было божественным.

«Я научился трюкам, которых не знает ни один тренер», - говорит он. «Но если спросить меня: «Как ты научился боксу?», я не знаю, как это объяснить».

Всё, что он знал, это то, что осколки его памяти наконец начали обретать смысл. Его мать водила его на фильмы о кунг-фу: «Выход дракона», «Игра смерти», «Сёгун-убийца» и «Пьяный мастер», а также на Сонни Чибу в «Уличном бойце». Она уставала работая на мыловаренной фабрики и засыпала на сиденьях в ходе сеансов. Но старший был загипнотизирован увиденным.

Теперь он находил этому применение в том, чему учил Теофимо: видение, координация, стиль поймай и ударь.

«Когда вы смотрели на моего сына, это было похоже на просмотр фильма», - говорит он. «... Это видение Бога».

Теофимо выиграл Национальные серебряные перчатки 2013 года, Национальные золотые перчатки 2015 года и Олимпийские испытания 2015 года.

«Мы связаны», - говорит старший. «Когда он сражается, я ощущаю себя в ринге вместе с ним».

Кто-нибудь ещё мог тренировать Теофимо Лопеса-младшего?

«Нет», - категорично говорит Старший. «Никогда»

Это не то, что его сын когда-либо будет отрицать.

«Когда дело доходит до бокса, - говорит Теофимо, - мой отец - волшебник».

a9399c46742173713951132f0317ad4a-quality_70Xresize_1Xallow_enlarge_0Xw_700Xh_700

После того как он не был отобран от США, Теофимо Лопес представлял Гондурас на Олимпиаде 2016 года. Orlando Sierra/AFP via Getty Images

Если сын был проявлением божественной воли, то отец вовсе не жил жизнью святого. Ничто из этого не обошло Теофимо.

Среди его подростковых воспоминаний: «Забирал отца в баре, лежавшего пьяным на бильярдном столе ... Спускаясь в подвал, я видел отца пьяным... Я видел, как папа однажды употреблял кокаин в клубе ... Он не хотел, чтобы я видел эти вещи, но я всё это видел. Он заставил маму многое пережить».

Мама Теофимо, Дженни. Она была ещё подростком, когда влюбилась в Старшего. Ей понравилось, как Старший любил свою мать. И нет, её не беспокоило, что он, любил подраться. Однажды она наблюдала, как он в одиночку вычищает целый бар в Ред-Хуке.

«Как Брюс Ли», - говорит она с блеском в глазах. «Люди нередко издеваются над ним. Но он никогда не позволял никому неуважительно относиться ко мне. Я и мой муж, мы познали улицу».

«Моя мама предана», - говорит Теофимо. «Она всегда была с отцом. Неважно, где. Она была барменом в стриптиз-клубе. Я помогал ей как помощник бармена, когда мне было 16 лет».

Если ночная жизнь стала частью того, с чем познакомился Теофимо, то и политика бокса стала тем же. В 2016 году он стал единственным американским бойцом, не попавшим в олимпийскую команду после победы в олимпийских испытаниях. В этом году выбором США в 132 фунтах стал участник Мировой серии бокса, для участия в которой Теофимо в то время не был достаточно взрослым.

Была ли вовлечена политика? Конечно же. Но политика заключается в том, чтобы заводить друзей, а команда Лопеса, по их собственному признанию, имела талант отталкивать людей. Если сын бывал высокомерным, его отец мог быть совершенно агрессивным, особенно если у него было подозрение (реальное или воображаемое), что его не уважают. Старший даже поссорился с одним из предыдущих покровителей Теофимо - бывшим чемпионом мира в тяжёлом весе Шенноном Бриггсом.

«Одна из вещей, которую я уважаю в своём отце, - говорит Теофимо, - он не отступает. И он не целует задницу. Никому».

Так и случилось, что Теофимо отправился на Олимпиаду в Рио от Гондураса.

В Ассошиэйтед Пресс отмечалось: «Лопес был острым на ринге, но проиграл 30-27 на всех трёх картах бойцу с гораздо большим опытом».

Софиан Умиа, будуший серебряный призёр турнира из Франции, был на три года старше и с почти десятилетним международным опытом.

Чуть более года спустя Теофимо перевёз всю свою семью в дом с шестью спальнями и с бассейном в Лас-Вегасе: его отца, который теперь являлся его тренером, его мать, которая благополучно ушла из бара и теперь стала его «диетологом»; сестёр Адриану и Жасмин, 8-летнюю дочь Адрианы Дреану и щенка бульдога Теофимо, Лео.

У него был скромный шестизначный бонус от Top Rank (среди проспектов промоутерской компании его считали третьим по перспективам после серебряного призёра Олимпиады Шакура Стивенсона и двукратного ирландского олимпийца Майка Конлана), а также ежемесячную стипендию от менеджера Дэвида МакВотера, профессионального игрока в покер, ставшего богатым управляющим барами и ресторанами в Нью-Йорке.

МакВотер подписал Теофимо на основе ряда показателей, которые он разработал с командой математиков из Нью-Йоркского университета. Должно быть, в этом что-то было, так как 12 мая 2018 года Лопес в восьмой раз нокаутировал соперника в девяти боях - за 64 секунды уничтожил имевшего рекорд 14-1 Витора Джонса в Мэдисон Сквер Гарден.

В свои 20 лет Теофимо чувствовал себя нахальным, когда садился на обратный рейс в Вегас.

Конечно он рассказал стюардессе о том, что является боксёром, в то время как пытался засунуть перчатки в верхнее багажное отделение.

«Ну, ты проиграл?», - спросила она.

Это заставило его остановиться на мгновение. У стюардессы были длинные каштановые волосы, придававшие ей схожесть с матерью Теофимо и родинка на губе.

«Я выгляжу как проигравший?», - ответил он вопросом.

Стюардесса, вежливо улыбнулась и быстро вернулась на рабочее место. После завершения подачи напитков Теофимо прошёл в заднюю часть самолёта.

«Я хочу пить», - сказал он.
«Да, ты выглядишь испытывающим жажду», - сказала она.

Затем он отправился в уборную (На самом деле, он пошел, чтобы посмотреть на себя в зеркале и убедиться, что выглядит хорошо).

«Сколько тебе лет?».

Синтия Ортез подняла взгляд от книги, которую она пыталась прочитать, роман под названием «Цвет небес».

«Как ты думаешь, сколько мне лет?».
«Двадцать два».
«Нет».
«О».
«Сколько лет тебе?», - спросила она
«Двадцать».
«О боже».

Синтии было 25. Она выросла в Лас-Вегасе и не поддерживала отношений с отцом, а её мать, работала на двух работах. У Синтии были планы. Она хотела увидеть мир. Она хотела завести кота. И мечтала о квартире в Нью-Джерси. И она дала свой Instagram этому молодому боксёру.

«Что я буду с ним делать?», - спросила она свою мать. «Носить ему яблочный сок?».

В конце концов они встретились в Dave & Buster's в Вегасе. Синтия сказала, что не собирается встречаться с ним, пока ему не исполнится 21 год. Он согласился. И продолжал посылать цветы.

«Сначала он казался очень самоуверенным», - говорит Синтия. «Но понемногу я узнала его. Я разговаривала с ним, когда он был не в духе. Если у меня был плохой день, он слушал меня. Он мог меня успокоить и мог рассмешить».

Одним субботним вечером в начале июля, Старший и Дженни выпивали у бассейна со старым другом. Теофимо рано лег спать, пытаясь сделать вес для своего первого выступления на национальном телевидении - боя против имевшего в послужном списке 25-1 Уильяма Сильвы. Лео остался со Старшим, которого ему нравилось сопровождать. Но когда выпивка наконец-то закончилась, люди вошли внутрь, закрыли дверь крыльца и забыли про 11-месячного щенка. Английские бульдоги известны своими проблемами с дыханием и в хороших условиях. Но тогда температура оставалась выше 100 градусов всю ночь.

Около 7 утра Теофимо проснулся от крика. Его отец толкал Лео ногой, пытаясь разбудить его. Теофимо увидел, что отец всё ещё не был трезв. Теофимо прошел мимо него и взял собаку на руки. У Лео зрачки были налиты кровью и расширены. Он испражнился. Теофимо доставил собаку в больницу, где ветеринар констатировал её смерть. Но до всего этого был ещё один образ, который Теофимо никогда не забудет.

«Вся моя семья просто смотрела на меня. Глядя на меня за помощью. Это было как: «Что нам теперь делать?».

Несколько дней спустя, накануне его боя с Сильвой, Теофимо и его отец посетили интервью бойцов на ESPN. Первые вопросы преимущественно касались нокаутов, сальто назад и его танца в честь победы. Но таким как в этот раз Теофимо раньше не представал. Он выглядел готовым крушить и причинять боль.

«Вы не знаете, как сильно я хочу кого-то ударить», - сказал Теофимо. «Вся эта злоба, вся эта ярость ... Я не ищу нокаута, но когда я ударю этого чувака, я его нокаутирую ...».

На следующую ночь он вышел и бил Сильву так сильно, что повредил правую руку. Теофимо отправил соперника в нокдауны в первом и пятом раундах и в нокаут в шестом.

i (3)

Теофимо Лопес побеждает Уильяма Сильву нокаутом в шестом раунде Alex Menendez/Getty Images

Через две недели, в 21-й день рождения, Теофимо Синтия пришла с цветами, тортом, шампанским и самодельной карточкой с вопросом. «Ты будешь моим парнем?». Вскоре они вместе обосновались в Бруклине.

Его семья не была в восторге. Теофимо знал, что они обсуждали её и это его злило. Он поговорил о ней с менеджером.

«Когда вы встретились, - спросил МакУотер, - ты летел первым классом?»
«Нет».
«Она не охотница за золотом».
«Да? Откуда ты знаешь?»
«Поверь мне», - сказал менеджер. «Те кто охотятся за богатством не связываются с парнями летящими в экономклассе».

4fd45c87f6dcb2d3a309124cb87cc08f-quality_70Xresize_1Xallow_enlarge_0Xw_700Xh_700

Тренировка Теофимо Лопеса рядом с Мэдисон Сквер Гарден перед его боем против Витора Джонса в мае 2018 года. Bill Tompkins/Getty Images

За пару дней до боя Теофимо против Мейсона Менарда, Старший повстречал двукратного золотого призёра Олимпиады, чемпиона мира в трёх дивизионах Василия Ломаченко.

«Как дела, Ломаченко?», - спросил Старший, протягивая руку. Он, вероятно, выпил несколько напитков.

Ломаченко просто посмотрел на него.

Было ли в этом взгляде что-то обидное или нет, пьяный или нет, Старший точно знал, что он там увидел.

«Кто ты такой?
Я лучше тебя.
Твой сын не на моем уровне».

Пришла ярость из самой глубокой, самой поврежденной части его самого. Старший начал кричать и ругаться, устроив сцену.

«Эй, ты ничего не сделаешь. Мы придем за тобой. Чёрт! Пошёл Ты! Приходи в субботу, мы собираемся украсть шоу!».

Теофимо расстроился, когда его отец рассказал ему об этом. Он представил Ломаченко, проявившего неуважение к отцу. Это разозлило его. С другой стороны, поведение отца тоже разозлило его.

«Зачем ты это делаешь?», - подумал Теофимо. «Теперь я должен навести порядок».

В ночь боя, всё ещё чувствуя себя оскорблённым Ломаченко, Старший отвёл сына в сторону перед боем.

«Мы должны сделать что-то запоминающееся», - сказал он. «Ты должен выглядеть эффектно».

Теофимо поцеловал отца в щеку.

«Я не подведу тебя, папа. Я всегда буду готов подставить тебе плечо».

Затем он вышел в ринг и расправился с Менардом за 44 секунды.

«Как будто Бог ответил мне», - говорит старший.

Они наблюдали главное событие из зала. Ломаченко всё ещё оправлявшийся после операции на плече прошёл всю дистанцию боя, победив Хосе Педрасу.

Теофимо повернулся к отцу. «Папа, - сказал он, - Ты у него в голове».

Они вернулись в Мэдисон Сквер Гарден в апреле прошлого года, в рамках вечера, который возглавил бой Теренса Кроуфорда. И встреча с бойцом была более интересна, чем поединки.

«У Ломы большие неприятности. Этот парень его убьет», - сказал Старший, кивая на сына. «Этот парень не продержится три раунда с моим сыном».

Теофимо не согласился, хотя и отметил:

«Вы не знаете, какое давление этот человек оказывает на меня».

Теофимо знал, что люди в комнате насмехаются над его отцом. Он чувствовал это всю свою жизнь. Для Теофимо это было не давление Ломы, а давление смертности.

«Когда время моего отца истечёт, я хочу, чтобы он знал, что я сделал себе имя. Все говорили, что мой отец был никем и никогда ничего не добьется. С ним обращались как с грязью. Когда люди повторяют «Теофимо», это не только для меня. Это для него и моего деда. Хочу, чтобы они покоились с миром».

Интервьюеры недоуменно переглянулись. О чём говорит этот парень? Они не знали, что старший пережил сердечный приступ предыдущим летом.

Это был день рождения его внучки Дрианы. Старший немного потанцевал и выпил.

«Клянусь Богом, я не употреблял кокаин», - говорит он.

e9e05d7a3016ac53778fc9a6b4d51821-quality_70Xresize_1Xallow_enlarge_0Xw_700Xh_700
Теофимо и Синтия сочетались браком 23 апреля 2019 года @teofimolopez/Instagram

23 апреля, спустя четыре дня после победы нокаутом над двукратным чемпионом Европы Эдисом Татли, Теофимо женился на Синтии в Джонсборо, штат Арканзас, где теперь жила её семья. Теофимо рассказал своей семье в последний момент. Ни одна из женщин Лопес не присутствовала на церемонии.

«Я никогда не говорила, что она мне не нравится», - говорит Дженни Лопес. «Но всё было слишком быстро. Она что так отчаялась? Зачем так спешить?»

«Я не хотел находиться там», - говорит Старший, который просил Теофимо повременить с браком по крайней мере до боя с Ломаченко. «Но я сделал это для моего сына».

«Он пришёл выпившим», - вспоминает Теофимо. «Ему было тяжело видеть, как я связываю себя узами брака в столь молодом возрасте. Но он старался изо всех сил, и лучшее, что он мог сделать, это заглушить боль».

Если не считать этого, день прошёл отлично.

«Я просто чувствовал себя спокойно», - говорит Теофимо.

Перед следующим боем против Масаеши Накатани (19-0) Теофимо согласился с предложением своего промоутера, заменить его мать профессиональными диетологами Perfecting Athletes.

«Я был против», - говорит Старший. «Они разорвали наш круг».

Лагерь в Вегасе был полной катастрофой. Напряжённость между Синтией и его родственниками усилилась. Теофимо тренировался с перерывами. Его отец вернулся к своим худшим привычкам. Какой там Ломаченко. В Тop Rank и в самом лагере были те, кто не верил, что Старший проживёт ещё шесть месяцев.

Тем не менее, к тому времени, как проходили интервью бойцов, Старший вёл себя, как обычно.

«Лома слаб», - говорил он. «Я забрался в его голову».

На следующую ночь, пока он разогревался в раздевалке, Теофимо получил сообщение, что его сестра Адриана находится в его доме вопреки его желанию. Он просил её не приходить, поскольку у неё были особенно острые отношения с его женой.

«Он высказывал мне претензии за Адриану», - говорит Старший.

В любом случае, и отец, и сын признали, что он не был собой в ночь боя. Больше заботясь о том, что происходит вне ринга, чем в нём, Теофимо всё же сумел выиграть лёгким, единогласным решением в борьбе за № 3 в рейтинге IBF. Титульный бой был следующим. Но без ставшего обычным нокаута всё внезапно стало казаться не столь однозначным.

Греция ещё не была достаточно далеко. То что случилось по пути назад являлось панической атакой. И это не прекратилось, когда они вернулись домой.

«Я был в глубокой депрессии и плакал», - говорит Теофимо. «Я находился в тёмной комнате. Пил. Я превращался в отца».

И когда он не дулся, он был зол.

«Тебе нужна терапия», - говорила и говорила она ему.

Он был бойцом. С титульным боем. Терапия?

«Ты не одинок» - говорила она. - «Признай боль.Это сложно».

Наконец он согласился. Потому что он не был в порядке, и, возможно, потому что он был смелым. Кабинет врача находился недалеко от Мэдисон Сквер Гарден. Они поговорили обо всём: его родители, родители его родителей, от Бруклина и вплоть до Испании.

«Доктор сказал мне, что я чертовски мнителен», - говорит он. «Я могу напридумывать картинки в своей голове, разыгрывать их, заставлять их воспринимать как реальность, то, чего нет. Во многом это связано с отцом».

i (4)

Теофимо Лопес и его отец Scott Taetsch/Getty Images

«Мой сын значит для меня все. Он представляет надежду. Мой отец всегда говорил мне: «Ты не должен остаться никем», - говорит Старший. «Я хотел сделать что-то, прежде чем умереть. Я хотел показать миру, что я не прожил напрасно. Это то, что поддерживало меня в живых. Вся моя жизнь была в том, чтобы показать моей матери и отцу, что они не воспитали человека с низким уровнем жизни, не родили бомжа».

Теофимо к моменту боя с Комми уже пару месяцев не посещал сеансы терапии. Он не считал себя исцелившимся, скорее полагая, что процесс не закончен. Ярость кипевшая в крови всё ещё была там. И Ричард Комми познал это. После этого Ломаченко.

«Этот бой случится», - говорит он.

Его отцу сейчас помогает Джои Гамаче. Но ветеран-тренер и бывший двукратный чемпион мира старается не выходить за рамки и не менять ничего кардинально.

«Нам нужно было больше упорядоченности», - считает Теофимо. «Все, чего когда-либо хотел отец, - это заставить свою семью гордиться. Думаю, именно поэтому он так много посвящал себя мне».

Пытается ли он спасти отца?

«Есть дни, когда я хочу его спасти, и дни, когда я хочу его отпустить. И дни, когда я хочу дать ему хоть какой-то смысл ... Он хороший отец. Он воспитал хороших детей. Мы не пережили то, что он. Мы жили лучше. Мой дедушка и моя бабушка уже гордятся им. Но он не понимает этого. Он не видит картину в целом, как я».

2dba42f1e4b55b89a3b60b0b8e2fde93-quality_70Xresize_1Xallow_enlarge_0Xw_700Xh_700
@teofimolopez/Instagram

У Теофимо и Синтии два щенка - морки и померанский шпиц. Этот парень, который танцует и насмехается над своими поверженными соперниками привык носить дома одинаковую Синтией, одежду с оленями и снежинками. Что-то в Синтии заставило его отказаться от шика. Он представляет, как они воспитывают детей в Сиэтле, как можно дальше от Бруклина или Флориды.

Когда он боролся со своими психологическими проблемами, Синтии пришла в голову идея.

«Я хотела, чтобы он записал, в чём он хорош», - говорит она. «И из-за чего он может гордиться собой».

Теофимо написал:

«Я хороший муж».
«Хороший брат».
«Хороший сын».
«Я могу нокаутировать любого ... на ринге».
«Я буду хорошим отцом».

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях Facebook Вконтакте Youtube Яндекс Дзен Instagram
Добавил SD 20.01.2020 в 12:19

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое