Action Images/Andrew Couldridge

Майк Миддлтон понятия не имел, к чему его приведёт решение согласиться стать первым противником дебютирующего в профессиональном боксе Одли Харрисона.

Майк Миддлтон был джорнименом тяжёловесом, ничем не примечательная карьера которого в профессиональном боксе стартовала в 1995 году. Его имя часто можно было увидеть в безупречных рекордах надежд тяжёлого веса и веселый житель Флориды без сомнения может рассказать множество интересных историй о своих встречах с боксёрами, подобными Седрику Босвеллу, Оуэну Беку и Дункану Докивари. Может быть в другой раз, а сегодня рассказчик вернёт нас к 2001 году, когда Миддлтон был избран в качестве первой жертвы британского олимпийского золотого медалиста 2000 года Одли Харрисона.

«Знаете, я встречал его (Харрисона) за несколько месяцев до нашего поединка и это забавно, потому что я не знал, кем он был тогда», - вспоминает Миддлтон. «Одли выиграл золото летом того года, он приехал в Вегас на бой Леннокс Льюис-Дэвид Туа и прогуливался по отелю. И ни одна душа в этом месте не знала, кто он такой. Этот огромный человек, котороый выделялся на фоне других, просто прогуливался по отелю и казино и никто даже не просил у него автограф».

В последующие месяцы знаменитый лондонец потратил время, чтобы собрать команду, которая отправилась вместе с ним покорять мир профессионального бокса. Как только это было сделано и ВВС добавила к проекту Харрисон своё финансовое влияние, золотой медалист сумел отклонить предложения промоутеров и взять на себя самогг ответственность за направление своей карьеры. Это путешествие планировалось начать с Миддлтона.

«Мы возвращаемся к давним временам, так что простите меня, если я немного потеряюсь в датах, но я получил это предложение примерно за пару месяцев до боя», - вспоминает Миддлтон. «Контракт пришел и он несколько отличался от того, что я видел раньше, но я принял решение, подписал его и с воодушевлением ожидал этого боя».

Без ведома Миддлтона драма развернется задолго до того, как прозвучит звонок на первый раунд. В контракте был пункт, который был помещен туда по ошибке - ошибке, которая была выявлена лишь тогда, когда появилось другое предложение, и другая заинтересованная сторона обнаружила её намного позже.

«В Штатах мне было предложено провести бой, но я дал ребятам знать, что планирую драться с Харрисоном, а они сказали: «Давай посмотрим на твой контракт, чтобы разобраться, есть ли выход из этой ситуации», чтобы я мог провести бой в Штатах. Поэтому я отправил контракт им по факсу, чтобы они могли взглянуть», - вспоминает он. «Когда через некоторое время я взглянул на свой телефон, там было около 30 пропущенных вызовов и когда я перезвонил, они сказали: «Садись на первый самолет в Англию и прими этот бой. Ты только что выиграл в лотерею».

По словам Миддлтона контракт предусматривал для него процент от дохода от телевизионных прав, от дебюта Харрисона - боя размещённого для показа в прайм-тайм BBC - предшествующего (как тогда полагали) заключительному эпизоду популярного футбольного шоу «Матч дня». Телевизионная аудитория Харрисона должна была быть огромной. Миддлтон, который, кажется много лет спустя всё ещё озадачен этой ситуацией, оптимистично настроенный направился через Атлантику.

«Даже после того, как я услышал обо всех этих телевизионных вещах, я всё ещё не имел ни малейшего представления о том, что должно было случиться, потому что как правило каждый дебют большого бойца не приносил доходов сопернику», - пояснил он. «Это был первый раз, когда я услышал, что кто-то проводит первый бой в главном событии на телевидении. Мой друг связал меня с Энди Эйлингом и когда я приехал в Великобританию, он много сделал для меня и по настоящему позаботился обо мне. Команда Харрисона приходила в мой отель несколько раз, они просили меня подписать другой контракт, но я сказал им, что не собираюсь этого делать. Деньги, которые я собирался получить, были намного больше, чем 5500 долларов, которые, они планировали мне заплатить первоначально».

Миддлтон оказался востребованным туристом во время своего краткого пребывания в Лондоне. Однажды ночью в его гостиничном номере прозвучал телефонный звонок и ему сообщили, что у входа стоит лимузин. Внутри был Келли Малони (тогда Фрэнк), который, в то время, занимался Льюисом и имел грандиозные идеи для человека, чей сон он только что нарушил.

«Это было похоже на один из фильмов «Крестный отец». Мы ехали по Лондону и остановились у китайского ресторана, который, выглядел закоытым, но кто-то открыл дверь водителю, и мы все вошли внутрь. Водителем определенно был экс-военный. Я сам бывший военный и разбираюсь в таких вещах, поэтому увидел, что он имеет опыт похожий на мой», - утверждает Мидлтон. «Мы сели, и я там ел китайскую еду за несколько дней до боя, размышляя о том, чего хочет от меня парень, управляющий чемпионом мира в тяжёлом весе, когда он предложил мне сделку, чтобы стать его бойцом. Это было что-то вроде сделки на три или четыре боя, которая принесла бы мне неплохие деньги, но я знал, что это всего лишь большая схема, чтобы провалить шоу Одли Харрисона. Предложение было очень любезным, и я его высоко оценил, но я полагал, что смогу что-то большее получить из контракта Одли и хотел посмотреть, чем это закончится для меня».

Даже разогреваясь в своей раздевалке перед боем, Миддлтон из-за хаоса, в котором он оказался во время своего короткого пребывания в Лондоне, и из-за путаницы в контракте, до конца не был уверен, что его бой с Харрисоном состоится. Но, похоже, ВВС, решила сделать ставку на Одли и поверила в этот поединок.

«Они [ВВС] вложили много денег в Харрисона, и, честно говоря, они вложили многое в мою раскрутку», - говорит Миддлтон. «Я провёл множество интервью, они повесили моё имя на все плакаты и уделили много времени, продвигая и раскручивая этот бой, убеждая людей включить телевизор и посмотреть, как Одли Харрисон надирает Майку Миддлтону задницу. Ходили разговоры о том, что меня уберут из боя, и я не знаю, насколько это правда, но ВВС хотела, чтобы я был там в ту ночь, и я думаю, что их мнение стало определяющим, в том, что это произошло. Когда я делал упражнения на растяжку, кто-то открыл дверь в раздевалку и там в коридоре разогревался еще один тяжеловес. Я уверен, что он был там на случай, если был бы найден какой-нибудь пункт контракта и мой бой с Одли был бы отменен».

AudleyHarrison

Обеспокоенность Миддлтона во время ожидания начала боя оказалась необоснованной и спустя несколько секунд после выхода на ринг он вернулся в свою раздевалку на «Уэмбли-Арене», уступив атакам Одли за 165 секунд поединка. Его пребывание в Англии оказалось беспокойным, превратив обычного американского обывателя в пешку, которой маневрировали некоторые из воротил мира бокса того времени. Миддлтон улыбается почти после каждой фразы, поскольку у него остались приятные воспоминания о времени, проведённом в английской столице, не в последнюю очередь из-за гонорара, более подошедшего бы тому, кто оспаривает большие и титулы призы в боксе.

«После оплаты налогов и большой вечеринки в моем отеле», - смеется Миддлтон. «Я бы сказал, что получил, по крайней мере, в 10 раз больше, чем предполагалось в моём первоначальном гонораре».

Колеблясь раскрыть ли точную цифру, он, наконец, признаётся, что его заработок составил 65 000 долларов.

«Наибольшая сумма денег, которую я когда-либо видел за бой, была, вероятно, всего несколько сотен долларов, но это были не просто деньги - несколько дней я чувствовал себя личностью. Люди останавливались и просили у меня автографы и на конференции для фанатов, на которой присутствовали боксёры, я сидел за столом и, должно быть, подписал не мееьше 1000 автографов. Моя команда пыталась меня поторопить, но я сказал им, что останусь до тех пор, пока последний человек не уйдет домой, получив сою подпись на том, на чём он хочет.

Я не думаю, что подписал хотя бы один автограф с тех пор».

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях Facebook Вконтакте Youtube Яндекс Дзен Instagram
Добавил SD 29.05.2019 в 15:28

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое