Архивное фото. На изображении эпизод боксёрского поединка мюнхенской Олимпиады. Поединок Титуса Симба против Рейма Виртанена.

Для этой истории можно было бы выбрать другое заглавное фото, более известное и чаще используемое. На той фотографии на канвасе лежит голубоглазый светловолосый боксер Рейма Виртанен из Кеми отправленный в нокаут Вячеславом Лемешевым в финале Олимпийских игр в Мюнхене (1972).

«Когда я вернулся в Кеми, темами для обсуждения частенько становилось то как меня нокаутировали или то сколько я получил рублей за то, чтобы проиграть финал».

Нокаут лишил Виртанена возможности пережить величайший триумф в карьере, но житель Кеми и без того выиграл три тяжелых матча в Мюнхене и стал первым финским боксёром в олимпийском финале после 20-летнего перерыва.

Тем не менее, серебро Виртанена получило для него исключительно темные оттенки в 1970-х годах.

На ринге Виртанен принимал удары, зная откуда их ожидать, но сразу после Олимпиады всё для него изменилось. Алкоголь провёл серебряного призёра олимпиады от одной неприятности к другой.

«Я пережил два года паники, действительно самоуничтожения. Всегда и везде мне приходилось возвращаться к этому нокауту. С алкоголем становилось проще думать об этом», - вспоминает Виртанен. «Одни люди сильные, другие слабые. У меня была слабая самооценка с юных лет, я был слабым до искушений. И я не мог найти в себе сил остановить мой ад».

Следующие девять лет жизни Виртанена в основном прошли в дыму, тумане и в угаре алкоголя. Он отдавался этому изо всех своих сил.

«30 сентября 1981 года я встал, надел кепи пришёл в клуб анонимных алкоголиков и вернулся к трезвости».

Это стало величайшей и самой ценной победой в жизни Виртанена.

Весна 2012. Виртанен сидит на кухне своей квартиры-студии и смотрит в окно. На улице идет дождь.

Виртанен полагает, что на его характер оказал влияние суровый климат его родного города, но также он считает, что ему присущи чувствительность и чувство юмора.

Площадь жилища (35) свидетельствует о том, что Виртанен не скопил миллионов миллионов, несмотря на завоёванную олимпийскую медаль.

И все же слова, мимика, жестикуляция и многое другое говорят об одном и том же. Бывший боксер нашел баланс и счастье в своей жизни, если конечно не брать в расчёт беспокоящих его болей вызванных проблемами с коленными суставами.

«Я благодарен судьбе за каждую минуту. Моя жизнь могла бы закончиться иначе».

О спортивной карьере напоминают прибитые к стене боксерские перчатки, пара документов в рамках и длинная цепь, удерживающая олимпийскую медаль, которую бывший боксёр планирует передать своим внукам.

«С самого детства, призы были не самым важным для меня. Но на ринге я всегда чувствовал себя счастливым. Было здорово, слышать, что люди кричат и подбадривают. В такие моменты я действительно чувствовал, что я что-то из себя представляю».

Как ни странно, ринг был для Виртанена единственным местом в мире, где он не чувствовала страха.

«Там я чувствовал себя в безопасности от зла мира».

Когда Виртанен готовился к главному бою своей жизни в Мюнхенской олимпийской деревне, он имел только одну просьбу к своему тренеру Лео Йокела.

«Я сказал, что что бы ни случилось в бою с Лемешевым, он не должен был бросать полотенце в ринг. Он не должен был допустить этого, пусть даже я даже не покину ринг в вертикальном положении».

Это отношение отражает присущую боксеру решительность. Но не было ли это в конце концов глупостью? Умение держать удар не являлось достоинством Виртанена, и все же в бою он шёл прямо на Лемешева. Финальный бой турнира закончился в первом раунде на отметке 2.17, а до этого Лемешев трижды отправил Виртанена на канвас.

«Я сражался очень глупо, но не хотел убегать от соперника. Жаль, что Таисто Туоминена не было в моём углу. Он мог бы успокоить меня».

У Виртанена был наставник, обучивший его в детстве.

«Он был для нас как священник и маленький бог. Мы верили почти всему, что говорил Туоминен».

Покойный Туоминен был опытным тренером, который умел настроить подопечных в самых сложных ситуациях и дать правильный совет.

Мюнхенские игры в значительной степени запомнились населению Финляндии золотоэым дублем бегуна Лассе Вирена и резней в олимпийской деревне, унесшей жизни 17 человек.

Виртанен не забыл о трагедии, которая произошла, когда террористы Черного сентября взяли в заложники спортсменов и офицеров израильской команды.

«На тот момент я уже обеспечил себе бронзовую медаль. После начала резни атмосфера игр изменилась. По всей деревне появились автоматчики, и нам дали указание не надевать спортивные костюмы с национальной символикой, так как они чем-то были похожи на израильские».

Хотя это событие потрясло Вирту, у него были и другие мысли в Мюнхене. В Финляндии его ждал судебный процесс, боксера ожидало обвинение в причинении смерти, которое было впоследствии снято.

«Было время подумать на Олимпиаде, может быть, даже слишком много».

Во время проигрыша спортсмен часто остается один. Когда Виртанен сидел в комнате после олимпийского финала, он чувствовала себя более одиноко, чем когда-либо прежде. Затем постучали в дверь. Пришёл тот, кто смог разделить боль Виртанена.

«Это был бегун Юха Вяатяйнен. У него была бутылка спиртного с собой, которую мы распили на двоих. Тогда это хорошо обезболило».

В общем, Виртанен должен был прожить самые счастливые моменты своей жизни. Но это не случилось.

Глубокая депрессия уже охватывала его хрупкий и нестабильный разум.

Путь в бездну начался уже на следующий день после финала. Виртанен почувствовал вкус предстоящеей феерии уже в аэропорту Хельсинки-Вантаа.

«Там было много людей. Вирен и Пекка ставшие победителями Олимпийских игр пожали руку президента. Нас встретили и обласкали другие депутаты. Там не было место для печали».

В Кеми также всё изменилось для него. Виртанен стал королём, для которого были открыты все двери. Все было в порядке.

«Я конечно думал, что кто-то в аэропорту встретит меня с гвоздиками в руке, как всегда. Но нет, началась бесконечная череда праздников и это не соответствовало тому, что происходило у меня внутри».

Немудрено, что жизнь Виртанена превратилась в пьесу, приближавшую зрителей к экстремальным состояниям эмоций, красоте и ужасу высшего спорта.

Бывший боксер без особого удовольствия вспоминает постолимпийский период.

У Виртанена всюду, куда бы он ни шел находилось достаточно друзей. На почте у него копились кипы писем, в которых женщины восхищались 183-сантиметровым светловолосым красавцем.

«После чемпионата мы должны были поселиться на 2-3 недели где-нибудь в пустыне. Когда празднования, наконец, закончились, я продолжил свое собственное празднование, потому что не мог выбраться из того ада в котором очутился».

В то время лицо Виртанена чаще не появлялось не в спортивных изданиях, а на стрвницах развлекательных журналов. Например, в журнале «Хайми» появилась фотография, на которой Виртанен прыгал на стойке одного из баров в Хельсинки без рубашки. Алкоголь отыгрывал свою роль.

«Было трудное время. Я был в шагах от самоубийства много раз».

В начале 1980-х годов Виртанен изменил направление своей жизни, хотя к этому казалось не было никаких предпосылок.

«Были некоторые моменты в моей жизни, которые привели меня в клуб анонимных алкоголиков».

Решению способствовали предупреждения о необходимости изменения поведения, полученное от работодателя, администрации города Кеми, а также пгнимание к которому он пришёл сам.

«Когда ты пьешь вино каждый день, это становится не так весело».

Карьера Виртанена закончилась на мюнхенской Олимпиаде. Чего Виртанен мог бы достичь если бы использовал свои карты как боксер, осталось загадкой.О контракте на бои в профессионалах на 500 долларов заходила речь в 1973 году, но Виртанену без рубашки он был не нужен. И так всё было хорошо.

Возможно это и правильно, так как земляки запомнили его как добившегося большого успеха боксёра-любителя, а не как профессионального боксера-алкоголика.

Заглавное фото к этой истории - изображение на котором Виртанен сражается со своим первым соперником на Олимпиаде в Мюнхене Титом Симбой из Танзании. Матч против Симбы выявил в левше Виртанене дух бойца. Житель Кеми по настоящему сражался за победу.

«Мне провели отсчёт нокдауна в первом раунде, но я не сдался. Мои любительские победы всегда были тяжёлыми».

О чем он сожалеет?

«Может быть, я зря не попытался драться в 71 кг. Я выходил на бои в Мюнхене с лишним весом. Мой вес на мадридском чемпионате Европы (1971) составлял фактически всего 71,8 кг, так что на Олимпиаде я мог бы выступить на категорию ниже».

В 2000-ые годы Виртанен тренировал Кая Кранярри из Кеми. Активный пенсионер все еще проводит время в тренажерном зале, наблюдая за тренировками, следит за матчами Роберта Хелениуса и бывает приглашённым гостем на местных турнирах.

В конце интервью Виртанен приглашает интервьюера в свой подвал. Там у него сделанный вручную маленький уголок для фитнеса, скрытый от глаз людей, где есть гири, штанга и груша.

Без просьб об этом олимпийский призер пару раз бьет по мешку. В этот момент на его лице улыбка, в которой есть что-то очень искреннее и светлое.

«Я хотел бы встать в ринг еще, пусть даже один раз. Когда у меня на руках перчатки, я не чувствую боли».

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях Facebook Вконтакте Youtube Яндекс Дзен Instagram
Добавил SD 27.01.2019 в 15:03

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое