О хулиганах и людях

Великие борцы за призы редко бывают низкими людьми. У великих есть возможность позволить своим кулакам говорить за себя. Для них разговоры дёшевы. Похоже сама природа выбранной ими профессии, не даёт их злобе путей за пределы ринга. В более простые времена, в другое время, в другом месте, мир был менее сложным, а бокс был переполнен благородными людьми.

Общаясь с такими джентльменами, как Флойд Паттерсон, Карлос Ортис и Алексис Аргуэлло легко забыть, что эти люди добились всего в жизни, избивая других. Это добрые, смиренные души, полные прекрасных качеств, ценившие то, что прожили честную жизнь. Они уважали свой спорт и титулы чемпиона, которые они выиграли и проиграли на ринге. Во время когда они творили в ринге не было ни трэштока, ни тирад с ненормативной лексикой, ни неуважения к окружающим. Боксёры не были головорезами, они были мужчинами, отдающими себе отчёт и следящими за тем, что делают и говорят.

Последние десятилетия такое поведение во многом осталось в прошлом. Ярким примером этому являлся Джеймс Тони, у которого, похоже, имелись проблемы с миром и всеми, кто в нём живет. Тони зачастую использовал общение с прессой как возможность проявить неуважение не только к себе, но и к самому спорту, который он представляет. Его оскорбительные и агрессивные высказывания в адрес коллег по цеху и журналистов широко известны.

Прогуляйтесь по территории Международного зала славы бокса в Канастоте, штат Нью-Йорк, в любое время дня, и Вам становится очевидным, что имееа большинства из тех кто увековечен там упоминаются с увадительными терминами. Джо Луис был царственным, Рокки Марчиано очаровательным, Флойд Паттерсон - скромным. Великих бойцов часто вспоминают как великих людей во-первых и как великих бойцов во-вторых. Для того чтобы убедиться в этом достаточно послушать истории о великих боксёрах, которые в том же количестве о характере атлетов и человеческих качествах, как об их достижениях в ринге.

Джеймсу Тони суждено оказаться в том же Зале славы, в котором давно увековечены имена легенд бокса прошлого. Он добился и доказал это своей карьерой. Конечно, мы сейчас живем в другое время, в другом мире, в котором бойцы зачастую зарабатывают выставляя себя головорезом. Насилие, агрессивное и грубое поведение, безусловно, привлекают некоторых фанатов бокса и внимание широкой аудитории в целом. Быть грубым и вызывающим, привлекая внимание ныне так модно, и помогает бойцам продать несколько билетов, что не исключено, что мир, в котором мы сейчас живём, изменил бы и такого скромного парня, как Флойд Паттерсон.

Легендарный спортивный писатель Джимми Кэннон однажды написал о том, что значит быть другом джентльмена Рокки Марчиано.

«Свирепость его стиля была великолепна в его постоянном безрассудстве и его поединки были серией кризисов. Но этот парень оставил свою жестокость в рингах, которые были забрызганы его кровью».

Кэннона всегда впечатляла нежная натура Марчиано, его тёплая улыбка и счастливое рукопожатие. Марчиано вышел в отставку как чемпион мира в тяжёлом весе с выдающимся рекордом 49-0, и покинул спорт, а затем и этот мир, с легионами обожающих его фанатов. Посмотрите на старые черно-белые фотографии Марчиано и окружающих его людей - их лица радостные и умиротворённые. Там не было ни ругательств, ни грубости, ни хвастовства.

Возможно, великий бывший чемпион в полусреднем весе Джимми МакЛарнин высказался об этом наиболее осмысленно. В интервью спустя много лет после того, как его карьера в Зале славы закончилась, всегда приветливый МакЛарнин говорил:

«Я провёл в боях двадцать лет и очень редко я сталкивался с бойцом, который мне не нравился. Я вырос бедным ребёнком, и я думаю, что большинство мальчиков, которые когда-либо участвуют в драке бедные дети. Джеймс Дж. Корбетт раньше приходил в мой лагерь. Каждый раз, когда я готовился к бою, он всегда приходил и навещал меня. Он обычно приходил в мою гримерку и что-то подсказывал мне. Я никогда не забуду как он сказал однажды «Джимми, помни одну вещь. Боец всегда может позволить себе быть джентльменом». И я никогда этого не забывал».

Возможно, Джеймс Тони должен был спросить себя, как он хотел бы, чтобы его запомнили. В ближайшие годы тёплым воскресным июньским днем ​​Джеймс Тони медленно поднимется на несколько ступеней к кафедре в Канастоте, штат Нью-Йорк. Его друзья, семья и толпа поклонников бокса будут в аудитории. Эд Брофи подарит ему негабаритное золотое кольцо. Затем его попросят сказать несколько слов в микрофон.

Будут ли Джеймса Тони помнить как бандита или как человека и легенду ринга? Скорее всё же второе, поскольку по прошествии времени вспоминается в первую очередь хорошее, но вряд ли своим поведением вне ринга, Тони и подобные ему добавляют величия своим профессиональным достижениям и уважения со стороны простых фанатов бокса.

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях FacebookВконтактеYoutubeЯндекс ДзенInstagram
Добавил SD 20.10.2019 в 01:25

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое