Билли Джойнер, являвшийся джорнименом в тяжёлом весе в 60-е-70-е годы прошлого века, поделился несколькими захватывающими историями своей карьеры боксёра.

«Ну, мой первый профессиональный бой прошёл в Мэдисон Сквер Гарден в 1962 году. В то время это было лучшее место, для проведения поединков. Если вы сражались там, это было очень престижно. Мы с отцом ехали туда из Цинциннати, штат Огайо на протяжении пятнадцать часов».

Как же молодой тяжеловес из Огайо заработал бой в престижном Мэдисон-Сквер-Гарден, в вечере бокса, где главным событием был бой Джои Арчер-Хосе Гонсалес?

«Я, честно говоря, не знаю. Может быть, это было как-то связано с моим тренером Джорджем Гейнфордом, который известен тем, что являлся тренером Шугар Рэя Робинсона».

Также вероятно, что место дебюта этого боксёра отчасти было связано с впечатляющим послужным списком любительских выступлений Джойнера 86-6, а также тем, что выступая в любителях в 1962 году он становился Национальным чемпионом в полутяжёлом весе и победителем турнира Золотые перчатки.

В своём дебюте Джойнер остановил Джулиуса Диккенса в двух раундах, что, безусловно, стало успешным началом для многообещающего молодого бойца.

«На следующий день, - смеётся Джойнер - я отправился в центр Манхэттена и эта чёртова поездка вырыла бездонную яму в моём кошельке! В то время я был уверенным в себе молодым человеком, но не самоуверенным».

В Цинциннати вряд ли можно найти человека с более глубокими боксёрскими корнями, чем Билли Джойнер.

«Мой отец Джон и дядя Гершель были профессиональными бойцами. Я считаю, что бокс у меня в крови и он всегда был вокруг меня когда я рос, также, как у Мэйуэзера-младшего. Мой дядя Гершель однажды нокаутировал Фредди Миллера, бывшего чемпиона мира в полулегком весе».

В апреле 1940 года рекорд Гершеля Джойнера был всего 7-3-2, когда он вышел на ринг и остановил экс-чемпиона ммра Фредди Миллера, имевшего послужной список 183-27-2.

В «Цинциннати эсквайр» об этом сообщалось: «Гершель Джойнер победил Миллера, нанеся ему рассечение у левого глаза и опухшее и кровоточащее левое ухо. Рефери остановил поединок, а Миллер ушел в отставку после перенесённого избиения».

Несмотря на известную родословную Билли Джойнера, немногие в Цинциннати знают о том, что он единственный боец, который дважды сражался с двумя великими чемпионами в тяжёлом весе - Сонни Листоном и Кассиусом Клеем.

Джойнер проиграл все четыре боя, но сам факт соревнований должен был принести Билли Джойнеру чуть больше известности и славы, нежели у него оказалось в итоге. Сам же Джойнер, являясь по своей природе скромным человеком, не делает большого шума из этой части своей биографии.

«Да, мне выпала честь сражаться с этими бойцамм - с Сонни дважды в профессионалах, с Клеем дважды в любителях. Впервые мы с Клеем сражались в Цинциннати в 1960 году, прямо перед тем, как он выиграл золотую медаль на Олимпийских играх в Риме. Второй раз - на арене в Толедо, штат Огайо. Забавная вещь - в нашем втором бою, мы оба использовали шаффл и я сделал это первым!», - смеётся он, наслаждаясь воспоминаниями. «Я проиграл Клею дважды, но оба раза с разницей в одно очко».

Каким был молодой Кассиус Клей?

«Ну, в то время он не хвастался и не болтал без остановки. Во-первых, он был уважителен. Я думаю, что заслужил уважение Клея. После боя мы просто пожали друг другу руки и всё. Я должен был боксировать с Али в третий раз, уже в профессионалах, но он проходил через неприятности связанные с отказом от военной службы. Я был готов к такому бою, но он так и не состоялся».

В преддверии поединка Джойнера с Сонни Листоном внушавший страх бывший чемпион мира в тяжёлом весе, совершал возвращение, одержав подряд пять побед нокаутом, в том числе над соперниками с высоким рейтингом - Элмером Рашем, Амосом Джонсоном, Дейвом Бейли и Герхардом Зечем.

«Сонни остановил меня в седьмом раунде, когда мы впервые сразились. Это было в Олимпийской аудитории в Лос-Анджелесе. Судья остановил бой, но я мог продолжать, - сказал он без малейшей горечи».

Десять месяцев спустя, в Сент-Луисе, Джойнер прошёл с Сонни полную дистанцию боя в десять раундов, проиграв решением.

«Да, я узнал, что значит быть в ринге против Листона и из первых рук знал, что значит чувствовать удар Листона», - смеётся он. «Я всегда понимал, во что ввязываюсь, когда выходил на ринг с ним. Я был одним из его постоянных спарринг-партнёров в Денвере, когда он готовился к бою против Али. Мне платили за неделю работы. Да, его удар заставлял меня увидеть звезды. Листон был самым мощным панчером, с которым я когда-либо сражался».

Каким ты запомнил Сонни Листона?

«Ну, мне он всегда казался спокойным. Он не играл в карты, не развлекался и был не разговорчив. Он оставался в значительной степени замкнутым».

Кто был лучшим бойцом, Листон или Али?

«Сравнить их для меня не сложно. Али являлся лучшим бойцом. У него была удивительная скорость и его ноги были очень быстрыми».

Каково твоё мнение о втором бое между Листоном и Али? Думаешь, Али действительно нокаутировал Листона?

«Если просматривать видео боя в замедленном темпе, - говорит Джойнер, - можно увидеть, что голова Листона поворачивается от силы удара. Вы видите, как чисто Листон получил удар. Да, Али нокаутировал его».

Был ли Али лучшим бойцом, с которым ты сражался?

«Да».

С 1962 по 1981 год Билли боксировал с лучшими. Если посмотреть на список соперников, с которыми он скрестил перчатки, то это были неплохие бойцы: Пьеро Томазони, Данте Кейн, Марион Коннер, Сонни Листон, Боб Кру, Зора Фолли, Элвин Льюис, Юрген Блин, Мак Фостер, Оскар Бонавена, Амос Джонсон, Ларри Холмс и Альфредо Евангелиста.

Кто был самым переоцененным бойцом в этом списке?

«Оскар Бонавена был самым переоценённым», - говорит Билли. «Когда мы сражались в Рено, он постоянно бил меня низко и это сходило ему с рук. Рефери должен был контролировать его децствия, но он этого не делал. Низкие удары были преднамеренными. Бонавена думал, что я упаду и сдамся, но я этого не сделал, я прошёл десять раундов. Все говорят, что Бонавена был неудобным бойцом, но для меня он был просто грязным. Джордж Гейнфорд находился в моём углу в этом бою. Он тоже не был честным».

Джойнер не единственный кто ставит под сомнение статус Джорджа Гейнфорда как легендарного тренера. В статье Фрэнка Лотьерзо «Тренеры в Зале славы, зачастую переоценены», он пишет:

«Джордж Гейнфорд тренировал только одного великого бойца - Шугара Рэя Робинсона. Это совпадение, что Гейнфорд никогда не обучал другого бойца, которого можно было бы считать выдающимся? ... На самом деле Гейнфорда однажды спросили: «Почему ни один из ваших других бойцов не сражается так же хорошо, как Робинсон?». Ответа не было».

Лотьерзо также упоминал Кевина Руни как еще один пример известного тренера с сомнительными достоинствами.

«Однажды в раздевалке перед боем, - вспоминает Джойнер, - Гейнфорд вытер полотенцем моё лицо после того, как на него попала вода. Я вдохнул, что бы это ни было и даже не помню того как выходил в ринг. Я был одурманен - я это почувствовал. Что бы это ни было, это замедлило меня».

Ты сказал что-нибудь? Сделал что-нибудь? Он ведь был твоим менеджером!

«Я ничего не сказал», - ответил он без следа гнева. «Конечно, я был разочарован, но было слишком поздно и я не видел выхода».

Кто был противником?

«Всё, что я помню, это было в Калифорнии».

С Листоном?

«Нет, не Листон».

Мак Фостер?

Некоторое время он думает, потом говорит: «Да, Фостер».

Фостер остановил Джойнера ударами по корпусу в начале их боя.

Ты предъявлял претензии Гейнсфорду?

«Нет, всё уже было сделано».

Какой была диета в ходе карьеры?

«Я питался в ресторане, который назывался Tad's Steakhouse. Стейк, запечённый картофель и салат. Тогда это было не слишком дорого, главным образом я этим и питался. За те деньги, которые это стоило, это было действительно хорошо. Тэд был родом из Цинциннати, но затем переехал в Нью-Йорк. Когда я сражался в Нью-Йорке, я ел там ту же еду - стейк, картошку и салат».

Каков был тренировочный режим?

«Ну, каждое утро, когда воздух был свежим, я занимался бегом. Я пробегал две мили, ускоряясь каждые полкруга».

Спарринг-партнёры?

«Мел Тернбоу, был моим постоянным спарринг-партнёром. Насколько помню он также был спарринг-партнером Али. Мел был хорошим парнем с отличным ударом, но не обладал скоростью. Его сын сейчас тренируется в нашем спортзале, здесь, в Цинциннати. Он хороший парень, как и его отец, не такой сильный, но более быстрый».

Билли до преклонных лет тренировал юных боксёров в спортзале «The Hub», на Рейс-стрит.

«Там полно бойцов, молодых и старых».

Билли Джойнер хорошо знает, что для некоторых маленьких неопрятных детей несколько часов честной работы в зале значимее, чем кусок мыла. Что еще более важно, он знает, что боксёрский зал может стать источником уверенности мальчика и стартовой площадкой его личности.

«В Цинциннати всегда были хорошие бойцы - Эззард Чарльз, Уоллес Смит, Аарон Прайор, Эдриен Бронер ...»

И отец Билли, и его дядя, и брат Джон, и он сам. Лучшим ударом Джойнера был его левый хук.

«Мой отец тренировал Уоллеса Смита и я наблюдал, как Смит каждый день бил мешок в спортзале. Я хотел выработать такой же крюк, каким владел он. Так я и разработал этот удар, наблюдая, а затем усердно доводя до совершенства».

Расскажи больше о своём бое с Бонавеной. Это было в Рино, верно?

«Да, всё было организовано так, чтобы я не смог выиграть. Как я уже сказал, рефери не наказал Бонавену ни за один из тех низких ударов, которые он нанёс».

Какие мысли шли в голову, когда ты ехал сражаться в Рино зная, что не должен победить?

«Ну, такие вещи в боксе происходят», - говорит он. «Первый бой, который я проиграл, ушёл в пользу Амоса Джонсона раздельным решением. При честном судействе я не проиграл бы этот бой, но это отняло у меня всё, что значимо для бокса. Я победил Джонсона десятью месяцами ранее и во второй раз, когда мы сражались, я трижды отправил его на пол в первом раунде, но, всё же, проиграл решением судей. Плохие вещи случаются в боксе, и такие плохие вещи случались со мной».

Одна из таких плохих вещей по его словам произошла с Джойнером двумя годами ранее в 1966 году на стадионе во Фрипорте, Лонг-Айленд.

«Я сражался с Хьюбертом Хилтоном в десяти раундах и вёл бой к победе. Посмотрев в угол Хилтона, я увидел, как они мажут инородным веществом его перчатки. В следующем раунде эта штука попала мне в лицо и мои глаза закатились, как воздушные шарики. Я его избивал, у меня не было проблем - вот почему они вывели меня из боя, как бы они это ни сделали. Я никогда не чувствовал такой боли. Некоторые использовали такую тактику для того, чтобы одержать победу. Я был остановлен в этом бою».

Затем Билли вспоминает кошмар в Италии. Джойнер сражался десять раундов в ту ночь.

«Год спустя я готовился сразиться с Пьеро Томазони, когда кто-то открыл дверь в нашу гардеробную и вручил мне новую пару белых боксёрских ботинок. Конечно, вместо этого я решил надеть собственную обувь. Большая ошибка! Когда я вышел на ринг, я будто попал на каток. На канвасе не было канифоли, и я постоянно скользил. Я не мог удержать равновесие или твёрдо встать!». Он снова смеётся, по-видимому, не испытывая гнева. «Гейнфорд ничего не сказал! Я хотел снять обувь и биться босиком, но они не позволили мне».

Почему Гейнфорд ничего не сказал?

«Эй, - сказал мне Гейнфорд позднее. - Бокс - хороший спорт, но в нём всегда найдутся плохие люди, которые хотят тебя вывести из боя. И он был прав».

Некоторые люди способны справиться с разочарованием, игнорируя его. Как и многие бывшие бойцы, Джойнер пропускал сильные удары, но жизнерадостность всё ещё слышится в его голосе. У него глубокий, сильный и чистый голос. В почтенном возрасте Билли Джойнер говорит так, словно он чуть старше пятидесяти. Он остается активным, тренируя молодых бойцов в спортзале.

«Сегодня, когда я тренирую боксера, я стараюсь, чтобы с ним не случилось ничего плохого. Да, после моего второго поединка с Амосом Джонсоном в 1964 году, мои амбиции, мотивация и острые ощущения покинули меня и я никогда не оставался тем же боксёром».

У потомственного боксёра Джойнера, бокс глубоко в крови.

«Я всё ещё люблю тренировать», - говорит он. «Я всегда буду рядом с боксом».

Как насчет отца Билли, бывшего боксера - как он вписался в карьеру Билли?

«Мой отец был очень крут. Если я выигрывал, я выигрывал, если нет то нет. Он был рад, когда я побеждал и он был со мной, когда дкла шли плохо. Я гордился своим отцом. Когда я был маленьким, я видел, как он проводил выставочный бой в Цинциннати с чемпионом мира Джерси Джо Уолкоттом».

В 1975 году, к концу карьеры Джойнера, он оказался на ринге с будущим чемпионом мира в тяжёлом весе Ларри Холмсом. Холмс имел рекорд 18-0 в то время.

«Когда я сражался с Холмсом в Сан-Хуане, я был на пенсии два года и не был по настоящему готов, но я хорошо вёл бой, пока не оказался остановлен в начале одного из раундов. Холмс был очень хорошим боксёром, но в то время он меня не особо впечатлил».

За свою четырнадцатилетнюю карьеру Билли Джойнер сражался с тремя великими чемпионами мира в тяжёлом весе. Сравнивая их, он ставит выше других Али, ниже Листона, а затем Холмса.

Беседуя с Джойнером задаёшься вопросом: как ему удалось сохранить такой позитивный настрой и излучать такое здоровое чувство юмора, особенно после того, как он пережил такую сложную карьеру, полную мошенничества и несправедливости.
Билли Джойнер, кажется человеком, обретшим мир с самим собой.

Билли, откуда взялся твой позитивный настрой?

«Я уцелел, - говорит он, - и мне повезло иметь хорошую семью, хорошего отца и заботливую мачеху». (Биологическая мать Джойнера скончалась, когда ему было четыре года).

Но кажется, что есть ещё какой-то подтекст в его ответе. После своего разочаровывающего поражения Амосу Джонсону Билли сделал очень умную вещь - он устроился на работу в Департамент технического обслуживания автомагистрали штата Огайо, где в конце концов прошёл путь до суперинтенданта.

«Я ушёл из отдела после тридцати лет службы», - с гордостью говорит он. И снова слышная в голосе Билли Джойнера улыбка становится более понятна.

Его оптимизм проистекает из бокса и того, что он прошёл в ринге шторм с Сонни Листоном, Кассиусом Клеем и Ларри Холмсом. Жизнерадостность Билли Джойнера проистекает из тридцати лет работы в Департаменте автомобильных дорог штата Огайо - честной работы, которая предлагает верному работнику полную пенсию и значительную медицинскую помощь ... в отличие от того, что предлагает честная карьера в боксе. Карьера в боксе более часто влечёт крушение надежд и мечтаний человека.

В конце разговора становится понятно, что Билли Джойнер не чужд мелкого надувательства. Прежде чем закончить разговор, он отвечает на вопрос о последнем поединке карьеры - победе над Янгом Луисом в десяти раундах в Детройте.

«Ну, если честно, - смеётся он, - это был не последний мой бой. Мой последний бой не записан в рекорд. После того, как я ушел на пенсию, было шоу бокса в Ковингтоне, штат Кентукки. Когда один из тяжеловесов не появился, я сделал промоутеру одолжение и вошёл в ринг. В ту ночь я вышел в ринг не как Билли Джойнер, а под именем «Уолтер Джонс».

Уолтер Джонс победил?

«Это было не труднее, чем забрать конфету у ребенка», - смеётся он.

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях Facebook Вконтакте Youtube Яндекс Дзен Instagram
Добавил SD 08.07.2019 в 15:41

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое