Когда маленький Джеймс МакГирт сидел на краю старой потрескавшейся бетонной ступеньки, глядя на движение перед собой, он в какой-то мере находил убежище в одиночестве. Когда многие другие бродили по улице, озорничая, ему было гораздо удобнее оставаться на месте. Несмотря на запах бензина и агрессивное рычание двигателей огромных машин, проносившихся мимо их дома в Брентвуде, для него это являлось местом в котором ему было по настоящему комфортно.

Один из шести детей, воспитанных матерью-одиночкой на Лонг-Айленде, он всегда восхищался грузовиками. Размерами и мощью этих машин в сравнении с обычными «Кадиллаками» или «Шевроле» молодой человек, который разделил свой день рождения с членами королевской семьи бокса, такими как Мухаммед Али и Кас Д'Амато, был очарован. С их шинами, стучащими по асфальту и колёсами, которые по высоте соответствовали большинству его одноклассников, Джеймс часами просто с тоской смотрел на эту крошечную, почти личную для него часть их долгого пути. Если бы он мог всё изменить сейчас, он бы отвернулся от бокса. Может быть.

Переросший ступеньки на крыльце своего дома, Джеймс стал «Бадди» МакГиртом (73-6, 48 КО). Продукт безупречного воспитания его матери, Доротеи Бойнтон, он добился всего возможного в боксе, завоевав титулы чемпиона мира в двух весовых категориях, а затем добавил титулы чемпиона мира, завоёванные в качестве тренера с различными бойцами, включая Артуро Гатти и Антонио Тарвера, одним из последних из которых стал неспокойный российский полутяжеловес Сергей Ковалёв.

В июне 2019 года, более чем через двадцать два года после его последнего боя, МакГирт был введён в Международный зал боксёрской славы. Парень из Брентвуда по-прежнему сохранял привлекательную непосредственность, когда давал это эксклюзивное интервью перед церемонией в Канастоте, штат Нью-Йорк. Он рассмеялся, размышляя о своей карьере, в которой было немало взлётов и падений.

«Я всегда любил грузовики. Я всем говорю, что если я когда-нибудь заработаю пару миллионов долларов, я куплю машину и с удовольствием буду на ней ездить. Я бы просто ехал по шоссе, ощущая себя Тутанхамоном! Осмелился бы кто-то ехать передо мной (смеётся). Прежде я сидел перед своим домом и смотрел, как они проезжают мимо. Каждый раз, когда показывали фильм или телешоу о вождении грузовика, я был перед телевизором!

В детстве рядом с моим домом была крупная компания и они доставляли товары в супермаркеты по всему Нью-Йорку. Одно из основных мест, где они парковали грузовики, было рядом с моим домом, так что они проезжали мимо каждый день. Я просто стоял и смотрел, как они проносятся, мне нравилось, как они звучат..

Я знаю, это звучит безумно, но это то, что я делал раньше. Я просто влюбился в них. Я хочу получить такой хотя бы на неделю. Мой друг научил меня водить такую машину, но это было с прицепом. Я же хочу вести машину и ничего не тянуть за собой. Я взял бы автомобиль с кроватью сзади, чтобы я мог надеть джинсы и ботинки».

Пока Бадди продолжал романтизировать жизнь дальнобойщика, пронзительный звук таймера в калифорнийском спортзале прервал нас. Это нервировало, но он, казалось, этого не замечал, продолжая лирично рассказывать о своих планах после того, как закончит заниматься боксом.

Это всегда признак человека, привыкшего к спорту, равнодушного к столпотворению или преобладающему запаху спортзала - просто как к части мебели. В тот день он работал в основном над звонками в СМИ, рекламируя веб-сайты и спортивные газеты.

МакГирт профессионально дрался пятнадцать лет, многие из которых он провёл в боях на самом высоком уровне. Он украшал карды в значимых соревнованиях против некоторых из самых громких имён своего поколения, отбрасывая осторожность как в первом полусреднем, так и в полусреднем дивизионах.

Завоевав первый титул чемпиона мира против непобеждённого Фрэнки Уоррена, мускулистого драчуна из Корпус-Кристи, Бадди добился того, к чему изначально стремился, тренируясь ребёнком в Центре отдыха Брентвуда с тренером Джином Муром. Но бокс был не для него, как он расказал во время эмоциональной дискуссии о важности семьи.

«Это было для моей матери. Я расскажу вам правдивую историю. В детстве мы ходили в супермаркет, я был ребенком, а мой брат собирался на экскурсию. Моя мама покупала ему вещи и она купила себе нижнее бельё, а когда мы подошли к кассе, у неё не хватило денег. Ей пришлось оставить то, что она хотела купить себе, чтобы у моего брата были вещи для экскурсии. Мы вернулись домой в тот вечер и мама постирала и повесила своё бельё, чтобы надеть его на работу на следующий день.

Я был ребёнком, но подумал: «Чёрт, это неправильно». Итак, когда я стал чемпионом в 1988-м, я отправился в универмаг JC Penney's и потратил две тысячи на бюстгальтеры и нижнее бельё для своей матери. Когда я пришёл домой, то вывалил всё это на кровать, а она спросила: «Что это за чертовщина?», на что я ответил: «Это для тебя».

Борясь со слезами, сидя на фартуке ринга, он продолжил: «Она сказала: «Что, чёрт возьми, мне делать со всем этим нижним бельём?» и я сказал: «Ты можешь менять это каждый день, можешь менять каждый час, если хочешь». Я рассказал ей ту историю и она не могла поверить, что я всё запомнил.

Как бы безумно это ни звучало, боксом, я хотел добиться лучшей жизни, но лучшей жизни для моей мамы. Я полагал, что она воспитала меня мужчиной, так что я всегда найду выход. Каждый год я покупал ей новую машину. Она одна вырастила шестерых детей и от многого отказалась ради нас. Я хотел только лучшего для неё. Это было для меня, но не для меня».

Жизнь в их семейном доме в Брентвуде была полна любви, поскольку он делил её со своими братьями и сёстрами Гарольдом, Майклом, Уэсли, Дэниелом и Элизабет. Потеряв мать всего несколько лет назад, Бадди стремился продолжить достижения в память о своей героине. Он хотел, чтобы Доротея гордилась всем, чем она пожертвовала, но как родитель он уверен, что сделает то же самое для своих детей. Ценности, которые она привила, не были утрачены и после того, как он поделился этими драгоценными воспоминаниями, я почувствовал, что нет никого, кого бы он предпочёл взять с собой в Канастоту. Его мать сделала из него мужчину, бокс лишь помог ему закалиться.

Он начал заниматься боксом в результате приступа ревности, невинно вызванного встречами с двоюродным братом из Нью-Джерси. Его дядя был в восторге от своего сына, тренирующегося и выступающего в качестве бойца-любителя и признание, которое он постоянно получал, внезапно пробудило соревновательность в юном Бадди, решившем наполнить свою мать таким же чувством гордости.

Когда он впервые обратился в Центр отдыха Брентвуд, ему сказали, что он может быть слишком маленьким и что занятия проводятся по субботам для детей в возрасте двенадцати лет и старше. Без исключений. Тренер объяснил, что их следующая тренировка состоится в следующую субботу и спросил, сможет ли он прийти. «Это мой двенадцатый день рождения - я буду там», - ответил будущий чемпион мира.

«В то время я играл в футбол в низшей лиге, - объяснил он. - Однажды я стоял на краю футбольного поля, было холодно, и я стою, думая, что могу находиться в жарком боксёрском зале вместо того, чтобы отмораживать себе задницу. Так что в перерыве я отдал тренеру свой шлем и сказал: «В понедельник принесу всё остальное!». Я пошёл домой (смеётся). Было слишком холодно, чтобы стоять и гоняться за футбольным мячом. Всё было по-другому, потому что в футбол играет команда. Я играл в защите, так что должен был беспокоиться о нападающих, но не имел контроля над ситуацией. На боксёрском ринге только ты и другой мужчина. Бокс для меня более соревнователен. Это один на один».

На его долю выпало немало изнурительных состязаний, в которых он дважды проиграл великому Пернеллу Уиттакеру, что, по-видимому, беспокоит его и по сей день. Несмотря на столь успешную карьеру, МакГирт знал, что у него есть недоброжелатели, будь то боксёрское время или недавнее время, когда он был одним из самых сложных персонажей в этом виде спорта. Он сказал мне, что ему наплевать на тех, кто критикует его издалека, предпочитая изливать свою энергию на важных людей, таких как его семья или его бойцы.

Мне очень хотелось понять его мысли, когда он размышлял о своей карьере боксёра, поскольку теперь он смотрит на спорт между канатами, а не без рубашки, стоя внутри них. Было трудно оценить его удовлетворённость, поскольку он самоотверженно говорил о том, что доставляет удовольствие другим, что становится привычным для традиционно хорошего человека. Его карьера была судном, готовым к переменам, он переворачивал семейные состояния и зарабатывал уважение в спорте, который часто связывают с предательством.

«Я узнал на своей шкуре. Мне никогда ничего не давали. Я благодарю Бога за это, потому что это помогает мне сегодня. Люди пытаются вас оболгать, но я всё это видел. Я пришёл в то время, когда мой менеджер был одним из самых откровенных в боксе. Он всегда говорил, как есть. Если вам это не нравилось, вы были не в том бизнесе. Они никого не целовали в зад, им было всё равно, кто ты, они говорили, как есть. Я многому научился, наблюдая за ними, потому что они никогда ничего не скрывали от бойцов.

Если на столе было 10 долларов, мы знали, что на столе есть 10 долларов. Мы принимали драки в короткие сроки. Если ты хотел драться, если тебе нужны были деньги, тогда приходи и возьми их».

Он сказал мне: «Это в большей степени не спорт, а бизнес. Я лично считаю, что должны вернуть пятнадцатираундовые бои, когда вы отделяете мужчин от мальчиков, в последних трёх раундах. Я думаю, бойцы отнеслись бы к этому более серьёзно. Если ты готов драться десять раундов, то два других ничего не дадут и не определят. Если ты сражаешься десять раундов, а впереди ещё пять, то будет совершенно другое отношение. Сегодня бокс дошёл по сути до того, что вы можете посмотреть, кто в каждом углу и знаете, кто победит».

Бадди дрался восемьдесят раз как профессионал, что вряд ли можно воспроизвести в современном боксе. Несмотря на поражения от «Сладкого горошка», он одержал значимые победы над бывшими чемпионами мира Саймоном Брауном и Ливингстоном Брамблом, а также уверенно победил опытного шотландца Гэри Джейкобса. Недавно я где-то читал, что Джейкобс считает, что МакГирт был лучшим бойцом, чем Уиттакер, с которым боксёр из Глазго также дрался во время впечатляющего пребывания на вершине полусреднего веса.

Всего через год после выхода в отставку в 1997 году чемпион из Брентвуда был введён в Зал боксёрской славы Нью-Джерси, чем он по-прежнему очень гордится. Но недавнее объявление результата голосования и мероприятие, в Канастоте, это своя собственная лига. Это элитная школа величайших служителей бокса, многие из которых вывели спорт на новый уровень.

Бадди собирался присоединиться к другим призывникам, таким как Вилли Пеп, Шугар Рэй Робинсон, Хулио Сезар Чавес и, конечно же, к своему давнему сопернику Пернеллу Уитакеру. Одновременно, он должен был присоединится к одному человеку, особенно близкому его сердцу, близкому другу, которого изначально звали Арнольд Рэймонд Крим.

«Меня навещало много бывших бойцов, когда я был молод и только что стал профессионалом. Но я подружился с Джерси Джо Уолкоттом и он приезжал из Камдена, штат Нью-Джерси, чтобы посмотреть, как я тренируюсь. Это человек, который мог бы заниматься чем-то другим в свой день, но он ехал два или три часа, чтобы посмотреть, как тренируюсь я, и это бывший чемпион мира в тяжёлом весе. Однажды он сказал мне: «Малыш, послушай, если будешь держать нос чистым, то станешь чемпионом мира!». Впервые я встретил его, когда мне было тринадцать лет, но я не знал, кто он такой, я был просто ребёнком. Он подписал мне автограф словами «Арнольд Рэймонд Крим» - таково было его настоящее имя.

Когда я стал профессионалом в восемнадцать, я встретил его и он был хорошим другом моего менеджера. Именно тогда я начал узнавать его». У нас не было таких возможностей, как сейчас. Я не мог зайти на YouTube и посмотреть, мне просто нужно было найти то, что я мог прочитать. Затем однажды я встретил парня, у которого было много боёв на плёнке. У него было что-то о Джерси Джо Уолкотте и я посмотрел. Я испытал величайшее ощущение в мире. Из всех бойцов в зале он приходил ко мне. Он сделал это очевидным, потому что после тренировки мы шли обедать, а он никогда ни с кем не обедал. После того, как я выиграл свой первый титул, он был там. Он был прекрасным человеком. После того, как он скончался, я отправился на прощание с ним в 1994-м году. Была метель, но мы всё равно отправились туда».

Верность не осталась незамеченной для МакГирта, который сказал мне, что его дружба с легендой тяжёлого веса Джерси Джо Уолкоттом была его «лучшим моментом в боксе». На самом деле таких моментов было много, от завоевания двух его собственных титулов чемпиона мира до наблюдения за успехами его бойцов, когда он работал доверенным главным тренером.

Относительно не так давно его карьера возродилась после звонка Эгиса Климаса, менеджера исключительных восточных талантов, таких как Василий Ломаченко и Александр Усик. Он без колебаний принял предложение и роль тренера, всем известного, беспокойного эксчемпиона мира в полутяжёлом весе Сергея Ковалёва.

Победа над Элейдером Альваресом, который ранее нокаутировал его, завоевание титула чемпиона мира по версии WBO, вернула Ковалёва в строй на закате его впечатляющей карьеры. Несмотря на то, что сопровождало расставание Ковалёва с Джоном Дэвидом Джексоном МакГирт считает, что его работа с россиянином совершенно приятная и профессиональная, а многолетний опыт способствовал этому.

«Многие сомневались в Ковалёве и сомневались во мне, но мне всё равно, что люди думают обо мне, вы можете думать всё, что хотите. Я гордился им, потому что он делал всё, о чём я его просил. До того, как я начал его тренировать, многие говорили: «Это не продлится долго, ты ничего не сможешь ему доказать, он упрямый», но когда я встретил его, первое, что он сказал мне, это то, что он сделал неправильно, готовясь к первому бою с Альваресом. Он признался мне, что он сделал неправильно и я должен уважать это. Ему не нужно было этого делать, но он это сделал, а остальное стало историей. Ему потребовалась пара недель, чтобы привыкнуть к тому, что я хотел, чтобы он делал, но большая заслуга принадлежит ему. Он был готов слушать и придерживался плана, несмотря ни на что».

Бадди МакГирт много лет назад сказал боксёрским СМИ, что спорту не хватает «учителей». Держание перчаток или показные упражнения выглядят великолепно на видео, но чему эти ребята учат своих бойцов? Он объяснил важность обучать и слушать одновременно.

Его будущее с Сергеем Ковалёвым или с профессиональным боксом в целом никогда не было определённым. За время, проведённое вместе, он заявил о своём желании открыть тренажёрный зал, который мог бы работать исключительно с людьми, страдающими болезнью Паркинсона, и детьми. Никакого эго, никаких контрактов, никакой ерунды. Он ещё не совсем был готов уйти из игры, но видел достаточно, чтобы хватило на всю жизнь.

Я задавался вопросом, ожидал ли когда-нибудь этого маленький Джеймс на той рассыпающейся бетонной ступеньке в Брентвуде? Он говорит мне «Нет», не размышляя ни секунды. Несмотря на седые волосы, которые теперь видны в его известной козлиной бородке, и, возможно, прибавив немного веса со времён своих боевых действий в ринге, он остался всё тем же очарованным ребенком, наблюдающим за движением, глаза которого устремлены на свободу открытой дороги.

Джеймс, который целыми днями заинтриговано наблюдал за проезжающими мимо грузовиками с местного склада, вызывал гордость у его матери и когда я посмотрел прогноз погоды на его большие выходные в Канастоте, в нём было чистое солнце и тепло - может быть, она будет с ним, в конце концов...

«Эд Брофи всегда приглашает меня в Зал славы. Итак, он позвонил мне и в ходе разговора замялся. Я спросил: «Хочешь перейти к делу, Эд?». Тогда он сказал мне в чём дело. Он сказал: «Я хочу быть первым, кто поздравит тебя». Я испытал прекрасные ощущения, я заплакал, как ребёнок. Быть в той же категории, что и некоторые из величайших бойцов всех времён, это то, чего никогда не смогут у меня отнять»...

Автор - Крейг Скотт

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях Facebook Вконтакте Яндекс Дзен Instagram
Добавил SD 17.01.2023 в 11:50

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое