Слава и величие не всегда идут рука об руку. Родившийся и выросший в скромных условиях Ямайки Майк МакКаллум всегда понимал ценность и значимость тяжелой работы и полностью отдавался достижению поставленных целей. Найдя призвание в боксе, он отправился покорять мир, сначала как боксер-любитель и в качестве спарринг-партнера опытных профессионалов, надеясь достойно представить свою родину на Олимпийских играх, а затем, стремясь прославиться как первый чемпион мира по боксу с Ямайки. Все, чего он в дальнейшем достиг, пришло с годами упорного труда, недостатка внимания, путешествий по миру и необходимости добиваться поединков с лучшими боксёрами. Не было свободного и легкого пути к золотым медалям и титцлам или выгодных и прибыльных контрактов.

Период 1980-х годов в истории бокса наиболее известен поединками между «Четырьмя королями» Шугар Рэем Леонардом, Томасом Хирнсом, Роберто Дюраном и Марвином Хаглером. МакКаллум потенциально не был слабее любого из перечисленных легенд бокса и в очных боях с ними, вполне имел шансы на победу. Несмотря на это, его избегали, отодвигали в сторону и лишали любой возможности, проявить себя в поединках с высококлассными современниками.

В таких условиях он продвигался вперед, прокладывал свой собственый путь через каждый дивизион, в котором выступал, даже если это означало идти через заднюю дверь. В конечном итоге за свою карьеру он победил многих уважаемых чемпионов мира, выиграв и защитив титулы чемпиона мира в первом среднем, среднем и полутяжелом дивизионах. Заслуженно увековеченный за его достижения в Международном боксерском зале славы «The Bodysnatcher» рассказал о своем пути в боксе и жизни.

Начнём с детства. Кто являлся Вашим героем, и что вдохновило Вас заняться боксом?
Рэй Робинсон и Банни Грант. Да, Банни Грант был с Ямайки, как и я. На самом деле именно он стал тем, кто начал меня обучать искусству ударов в корпус. Всякий раз, когда Банни готовился к бою, он ставил меня работать с ним в конце его спарринговых сессий. Если он планировал восемь раундов спаррингов, то ставил меня на последние три или четыре раунда. Он бил меня по корпусу, и я не мог справиться с этими ударами. Он использовал меня как 17-летнего парня, полного энергии, пытавшегося бить его, как сумасшедший. Именно Банни первым сказал, что я талантлив и могу многого добиться. Банни Грант - это тот у кого я научился ударам в корпус, он был жёстким панчером отлично умевшим обрабатывать корпус. Будучи юным боксером-любителем, я внимательно наблюдал за ним. Я запомнил все его маленькие трюки, которые он использовал, чтобы подобраться к корпусу. Я взял на вооружение все эти небольшие уловки и прочее, что могло мне пригодиться, и я развил это.

Вы известны как разноплановый боксер. Вы всегда имели ответ на действия противника.
Это то, о чем я говорю. Но посмотри, как я добивался этого. Я отрабатывал удвоение и утроение ударов в голову, перевод в корпус и обратно на голову. Вы знаете, будучи подростком, я узнал и взял все, что мог мне предложить Грант. Это было фантастикой для меня, но, я продолжил обучаться, и совершенствоваться. Затем я перешел на национальный уровень, где смог представлять свою страну. Одним из моих тренеров в тот период стал Эмилио Санчес, один из лучших тренеров, которые когда-либо тренировали меня. Он научил меня удару, при котором когда парень бросает джеб, я оттягиваюсь и возвращаюсь контратакуя правой поверх джеба. Чёрт, этот удар настолько понравился и подошел мне в любителях, а затем в профессионалах, что я использовал его всю свою карьеру. Я обучаю этому удару теперь своих бойцов.

Он научил меня интересным вещам и поднял меня на более высокий уровень. Но никто не знает об этом парне, который был гением, потому что он не был американцем. Люди видевшие меня в детстве в спортзале, могут сказать сейчас «ничего себе, Бодисначер, как ты смог так развиться?» Чтож, всё просто - у меня были отличные тренеры, хотя никто и не знал этих парней.

Что стояло за Вашим решением перейти в профессионалы в 1981 году?
Ну, да, я побывал на Олимпийских играх 1976 года. Премьер-министр Ямайки Майкл Манли пригласил меня однажды. Он сказал, что восхищался моей работой, моей многогранностью в ринге, и что видит у меня большой потенциал. Он попросил меня не переходить в профи и дать Ямайке еще четыре года, чтобы представить страну на Олимпийских играх 1980 года. Я не был обязан это делать. Он попросил меня о личной услуге, для меня это стало большим решением. Я прошёл Олимпийские игры в 1976 году в 19 лет. Конечно я не смог отказаться и попытался это сделать. Для меня стало ударом, что когда я поехал в Москву и за неделю до того, как открылись игры, я сошёл с острым аппендицитом приступ которого произошёл когда я уже был в олимпийской деревне. Я не мог в это поверить!

С менее чем двухлетним профессиональным опытом Вы столкнулись с бывшим чемпионом WBA в среднем весе Айюбом Калюлем в своем 17-м бою. Каковы Ваши воспоминания об этом матче и Калюле, как оппоненте?
Я видел, как он сражался с Рэем Леонардом, и я сказал себе, что побью его увереннее, чем Леонард. Рэй не мог бить по корпусу, так как я мог это делать. Но я также являлся разносторонним боксером. В моей карьере мне повезло, что я столкнулся с некоторыми из отличных левшей. Джонни Бамфус и парень по имени Клинтон Джексон, который был жёстким левшой. Я работал с Клинтоном Джексоном ещё во времена любительской карьеры. То о чём я пытаюсь сказать, происходило, когда у нас были некоторые жёсткие тренировки. Первое время мне серьёзно доставалось, но каждый раз, по мере того как я боксировал с ним, а позже и с Джонни Бамфусом, мне становилось всё легче сражаться с левшами. Поэтому, бои с Айюбом Калюлем, а потом и с Шоном Маннионом стали легкими для меня. Тренируясь и работая с этими парнями, я чувствовал, что смог бы сражаться с левшами с закрытыми глазами и теперь я сам могу как инструктор научить своих ребят драться с левшами.

В конце концов в 1984 году Вы стали обязательным претендентом на титул чемпиона мира WBA в первом среднем весе, принадлежавший Роберто Дюрану. Насколько Вы были сфокусированы в тот период, и считали ли Вы, что сможете достичь успеха в таком поединке?
О, вы знаете я был очень уверен в себе. Да, я хотел показать ему насколько я хорош. Я хотел понять, насколько он крут. Теперь мир должен был узнать меня, потому что я видел, как он дрался. Он был невысок и он не смог бы победить меня. Я собирался разнести его. Низкорослый боксёр не смог бы победить меня. Мир должен был узнать Майка МакКаллума. Поэтому я сказал: «Хорошо». Но послушайте, что было дальше. Эмануэль Стюард также являлся менеджером Томаса Хирнса, потому что мы оба являлись бойцами "Кронк". То, что он сделал, это пошёл к людям Дюрана и сказал им, что Майк МакКаллум согласился отойти в сторону. Мой бывший менеджер Шелли Финкель позвонил мне и сказал: «Майк, почему ты отказываешься от боя с Дюраном?». Я спросил, о чем он говорит и он объяснил, что по его информации я сказал Эмануэлю, что отступлю, чтобы Томми сразился с Дюраном. Я сказал: «Ни в коем случае!». Все это решалось без меня. Я сказал им, что не отказываюсь от моего права сражаться с Роберто Дюраном, чтобы он сразился с Томасом Хирнсом. Я хотел драться с Дюраном, и я никому не уступал. Я сказал Мэнни, что мне нужен этот бой, но они обошлись без моего согласия.

Я отправился в Панаму в WBA, чтобы попытаться отстоять мое право на бой, чтобы они позволили мне сразиться с этим парнем, и тогда все смогли бы меня оценить. Я был опасным бодипанчером. Я был боксером, я был высоким. У меня был хороший подбородок. Мужик ... они убедили Дюрана встретиться с Томасом Хирнсом за большие деньги. Он хотел, чтобы я отошел в сторону и позволил ему сделать это. Я говорил им, что хочу драться прямо здесь и прямо сейчас!

В конечном итоге Дюран решил встретится с Томасом Хирнсом за титул чемпиона WBC в первом среднем весе. Затем WBA назначила поединок между Вами и Шоном Маннионом за титул чемпиона мира в первом среднем весе, в ходе которого Вы выиграли свой первый титул. Каковы были Ваши мысли и было ли труднее сосредоточиться на таком менее известном противнике?
Да мужик. Маннион был назначен вторым номером. Да, я хотел драться с Дюраном. Я не хотел терять этот шанс. Я мог бы сделать по меньшей мере четверть миллиона долларов за бой против Дюрана. Если Вы победите Дюрана, вы окажетесь на вершине мира. Никакого неуважения к Манниону. Это всё-таки был бой за титул!

Ваш рекорд показывает, что Вы являлись активным чемпионом. Когда Вы не защищали свой титул, то проводили промежуточные бои. Это был подход "старой школы". Откуда это взялось и насколько по Вашим ощущениям это помогло вам оставаться успешным?
Знаешь, когда я работал с Эдди Фатчем, он требовал, чтобы я не сразу защищал титул. Он хотел, чтобы у меня были промежуточные бои, перед защитой титула. Тогда я не знал, почему он хотел, чтобы я это делал. Теперь я понимаю, почему. Я был таким парнем, который любил работать, и если что-то что говорил или показывал мой тренер имело смысл для меня, у него не было бы проблем со мной и все, что он говорил, я выполнял в точности. Промежуточные бои помогли мне оставаться более острым для защиты титулов. Сегодня я все это понимаю.

По слухам, в течение многих лет Вы и Томас Хирнс участвовали в сеансах жёстких спаррингов в знаменитом спорткомплексе "Kronk" в Детройте. Сколько правды за этим и с кем еще Вы спаривали на протяжении многих лет?
Я побеждал Томаса Хирнса. У нас были отличные тренировки. Иногда Томми был лучше меня, иногда я был лучше чем Томми. Я думаю, что больше раз, я выглядел лучше чем он. У нас были отличные спаринги и это было отличное время. Это одна из причин, почему Томми так и не дрался со мной. Я бы сказал, что я спарринговал, может быть, сотню раундов с ним. В первый раз, когда я отправился в Детройт, они заплатили мне за работу с ним. Я сказал им нет, я не спарринг-партнер. Но они продолжали говорить «давай, работай с ним». Я поработал с ним несколько раз, и я улучшил его, он стал лучше чем был до наших спаррингов. Я знаю, что добирался до него. Это были хорошие времена ...

С кем еще Вы сражались в Kronk?
Милтон МакКрори. Он был прекрасным спарринг-партнером, и временами он создавал мне трудные моменты! Он был одним из самых жестких в спаррингах и я много спаринговал с ним. Был парень по имени Дуэйн Томас, тоже бывший чемпион. У меня с ним были отличные тренировки! Это были качели. Он заставлял меня выложиться. Дэвид Брэкстон тоже очень помог мне в спаррингах. Я полагал, что однажды смогу сразиться с любым из них, поэтому я всегда пытался что-то утаить, чтобы однажды, в поединке с этими парнями у меня было бы что-то для них в запасе.

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях Facebook Вконтакте Youtube Яндекс Дзен Instagram
Добавил SD 18.11.2018 в 02:19

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое