Однажды автор статей на боксёскую тематику Джордж Томас Кларк, общаясь со студентами из Мексики, и, услышав у одного из собеседников несколько отличающийся акцент испанского, спросил, откуда он родом.

- Куба, - услышал он в ответ.
- Жаль, что Теофило Стивенсон умер таким молодым, всего в шестьдесят лет.
- У него были проблемы с алкоголем и наркотиками, а также много проблем с женщинами.
- В самом деле?
- Да.

Кларк был ошеломлён. Он не представлял Теофило Стивенсона в роли человека с серьёзными проблемами. Вместо этого имя великого боксёра всегда вызывало в памяти образ человека высокого и сильного, быстрого и грациозного, который скользил по рингам международного любительского бокса, терпеливо обрабатывая противников левым джебом, в ожидании момента, который пережили не многие из его оппонентов. Того момента, когда соперник на секунду оставлял неприкрытым висок или челюсть, когда автоматическое оружие, слишком быстрое, чтобы его избежать и слишком мощное, чтобы противостоять - правая Теофило Стивенсона выстреливала и сминала того, кто находился перед ним.

На Олимпийских играх 1972 года Дуэйн Бобик, фаворит, который победил решением девятнадцатилетнего Стивенсона годом ранее, остался по ходу их поединка в позе эмбриона на канвасе, освободив Стивенсону путь к его первой золотой олимпийской медали. На Олимпийских играх 1976 года разовый удар правой руки Стивенсона отправил Джона Тейта лежать в углу, а кубинец продолжил победное шествие ко второй подряд медали высшего достоинства. Свою третью золотую олимпийскую медаль Стивенсон выиграл в 1980 году, когда Соединенные Штаты бойкотировали Игры в Москве в знак протеста против вторжения Советского Союза в Афганистан. Он также трижды выигрывал чемпионаты мира среди любителей, в числе прочих победив Тони Таббса и Алекса Гарсию. Стивенсон трижды выигрывал медали на Панамериканских играх, где в 1978 году победил Майкла Доукса.

Теофило Стивенсон настолько впечатлял, что большинство видевших его считали его способным с лёгкостью стать чемпионом мира в профессионалах, если бы он этого захотел. Тони Таббс, Майкл Доукс и Джон Тейт некоторое время были довольно успешны, выступая в тяжёлом весе. Дуэйн Бобик и Алекс Гарсия также имели солидную профессиональную карьеру. Фанаты Стивенсона, особенно в коммунистических странах, были уверены, что он способен победить Мухаммеда Али, перебить Джорджа Формана и в доминирующем стиле перебоксировать Ларри Холмса. Их оппоненты парировали тем, что Стивенсон сражался только с любителями, не проходя больше трёх раундов в ринге и тем, что многие известные боксёры полностью раскрывались именно в профессионалах. Кроме того, Игорь Высоцкий, коренастый русский слаггер, не являвшийся даже профессиональным контендером, победил Стивенсона в 1973 году и остановил его три года спустя. Чтобы стать чемпионом мира в профессионалах в тяжёлом весе, Теофило Стивенсону пришлось бы сражаться до пятнадцати раундов против скорости и выносливости Али и Холмса. Он должен был бы успешно противостоять ударам Формана, едва ли менее сильным, чем удары Высоцкого. Ему бы пришлось конкурировать на самом высоком уровне.

Теофило Стивенсон заявлял, что он не нуждается в деньгах или славе, предложенных ему Доном Кингом и другими зазывалами, и не было оснований ставить эти слова под сомнение. У него, безусловно, имелись возможности сбежать во многих местах по всему миру, но это лишило бы его любви нескольких миллионов кубинцев, чьи чувства, как он подчеркивал, имели для него первостепенное значение.

Незадолго до смерти Теофило Стивенсона 11 июня 2012 года человек по имени Брин Джонатан Батлер в частном порядке, заплатил Стивенсону, а не кубинскому правительству, сто пятьдесят долларов за семьдесят пять минут его времени перед камерой. Батлер осторожно вошёл в ворота в стенах, окружавших скромный дом Стивенсона, являвшийся подарком Фиделя Кастро. Некоторые жители Гаваны утверждали, что его жёнам, а Стивенсон развёлся четыре раза, и подругам иногда приходилось покидать дом, сбегая через стены или через ворота. В 1999 году экс-боксёр ударил головой и сломал несколько зубов сотруднику по продаже авиабилетов в Майами. Стивенсон утверждал, что его действия были вызваны тем, что его чрезмерно донимали, но пострадавший рассказывал, что всё было иначе. Стивенсон, тогда уже боксёрский чиновник, вернулся с командой на Кубу и никогда более не посещал Соединённые Штаты.

Брин Джонатан Батлер писал, что когда он приехал в дом к великому боксёру рано утром, Стивенсон к тому моменту уже находился в состоянии алкогольного опьянения и пил водку из бутылки с водой. Он также курил и, во время интервью, потребовал пару перерывов. В ходе беседы Стивенсон заявил, что не сожалеет о том, что отказался стать профессиональным боксёром и сразиться с Али.

"Как я мог сражаться с великим Али? Как мы могли драться", - спрашивает Стивенсон. "Мы братья".

Были ли у него какие-либо сожаления?
Вдохнув сигаретный дым, глотнув ещё водки, серый и худой Теофило Стивенсон спрашивает:

"Выгляжу ли я так, будто сожалею о своёихрешениях? Я не жалею, я самый счастливый человек на земле".

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях Facebook Вконтакте Youtube Яндекс Дзен Instagram
Добавил SD 11.06.2019 в 16:09

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое