Марвин Джонсон был живым воплощением бойца - синего воротничка. Не пытаясь поднять ажиотаж вокруг себя, не стремясь казаться остроумным и дерзким, он выходил на ринг с одной целью - забрасывать своего соперника ударами до тех пор, пока тот не падал с ног. Он был одним из бойцов, ставивших перед собой цель ничего не оставить в топливном баке к моменту выхода из ринга.

Марвин, Вы из Индианаполиса, верно?
Это верно, родился, вырос и всё ещё живу здесь по сей день.

Вы вышли из семьи боксёров?
Мой старший брат Хэнк Джонсон имел успешную любительскую карьеру. Он и привёл в бокс. Он просто заставил меня последовать своему примеру. Я думаю, что ему просто нужно, было кого-то бить (смеётся). Но когда Хэнк был призван в армию, я продолжил заниматься боксом, поскольку к тому времени мне это нравилось.

Где Вы начинали?
В Индианаполисе. В то время мне было всего 14 лет, но я говорил всем, что мне 16 лет. Был такой тренер - Колион «Чамп» Чейни, который боксировал в тяжелом весе в эпоху Джо Луиса. «Чамп» научил меня всему. Он стал моим тренером и оставался им на протяжении всей моей любительской и профессиональной карьеры.

Пытался ли тренер переучить Вас в боксёра ортодоксальной стойки из Вашей природной позиции левши?
Нет, «Чамп» считал, что боксируя в левше я получу свои преимущества и не пытался меня поменять.

Вы были очень успешным любителем. Какие титулы Вы завоевали?
Я был чемпионом национального первенства любителей 1971 года и победителем в 1971 и 1972 годах Национальных золотых перчаток.

Победа в Золотых перчатках 1972 года позволила Вам принять участие в Олимпийских испытаниях?
Верно.

Кого Вы победили в финале испытаний?
Я победил Майка Колберта из Портленда и ещё раз в Нью-Йорке за место в сборной команде в среднем весе.

Каково это было для молодого человека из Индианы - представлять США на Олимпиаде в Мюнхене?
Это было потрясающе, но к тому времени я испытывал, что-то похожее. Я уже сражался по всей Европе в международных соревнованиях и был готов к этому. Но я должен отметить, что мой брат Хэнк, по настоящему настроил меня на этот турнир. Он тоже сражался в предолимпийских испытаниях и хотя он являлся средневесом, решил согнаться до полусреднего, чтобы нам не пришлось боксировать друг с другом. К сожалению, Хэнк проиграл в полуфинале, но он хорошо разбирался в боксе и он достиг того, что был назначен помощником тренера сборной команды на Олимпиаде 1976 года.

Когда израильские спортсмены были взяты в заложники, какой была атмосфера в олимпийской деревне?
Олимпийская деревня полностью закрылась. Для меня происходившее казалось невероятным. Военные пришли защитить спортсменов и шли разговоры о том, что стоит отменить Игры. Нас заблокировали в отдельном помещении, но в конечном итоге соревнования было решено продолжить. Но всё это не было похоже на что-либо из того, что я когда-либо видел.

Как далеко Вы продвинулись на Играх?
Я выиграл бронзу в среднем весе. Я обыграл кубинца Монтойю в четвертьфинале, но проиграл будущему победителю турнира - боксёру из СССР Лемешеву в полуфинале. Знаете, я провёл очень тяжелый бой с кубинцем и думаю, что это отняло у меня много сил. Но, это звучит как оправдание, а я не люблю бойцов, которые оправдываются. Я просто проиграл лучшему той ночью. Это, наверное, беспокоило меня, потому что я побеждал Лемешева шестью месяцами ранее.

С бронзовой медалью на шее, Вы решили стать профессионалом сразу после Игр?
Я решил это ещё перед турниром. Мне необходимость этого объяснили очень чётко. «Марвин (смеется), ты не сможешь питаться трофеями».

При чьей поддержке Вы стали профессионалом?
Это забавная история. Индианаполис видел мой потенциал, но на самом деле там не было ресурсов, чтобы продвигать меня. Собралась целая группа во главе с баскетбольной командой «Indiana Pacers» и именно они продвигали меня в начале моей карьеры. Они были очень добры ко мне, но очень быстро поняли, что не будут успешны и позволили мне подписать контракт с Расселом Пельцем из Филадельфии. Пельц являлся промоутером и по закону не мог иметь лицензию менеджера, поэтому Арнольд Вейсс, который, был зятем Пельца, стал моим номинальным менеджером, хотя руководил всем Пельц. И, конечно, Чейни остался моим тренером. Это не изменилось. За карьеру ко мне четыре раза обращались люди, которые хотели, чтобы я сменил тренера, и говорили, что я никогда не выберусь из Индианы, если не сделаю этого. Но это было не для меня.

Некоторые из Ваших товарищей по олимпийской команде, такие как Дуэйн Бобик и Шугар Рэй Силс, в начале карьеры двигались очень медленно, и, напротив, к своему 10-му профессиональному бою вы сражались с относительно сильными бойцами Гэри Саммерхейсом, Рэем Андерсоном. Чувствовали ли Вы спешку или просто быстрее привыкли к выступлениям в профессионалах?
Вы должны быть уверены в своей команде. Я делал то, что мне говорили в тренажёрном зале, усердно тренировался и был уверен, что справлюсь с теми, кого они мне предложат. Поэтому я не задавал вопросов.

В 1977 году Вы остановили своего первого топового соперника в лице Тома Бетеа. Это, вывело Вас на бой за титул NABF в полутяжёлом весе против Мэтью Саада Мухаммеда. Расскажите о нём.
Это была война. Но, оглядываясь назад, я не чувствую, что поединок был в моих интересах в то время. Видите ли, Рассел Пельц продвигал нас обоих. Он не мог проиграть. Мэтью и я серьёзно потрясли друг друга в этом бою. Я был далеко впереди, но оказался остановлен в последнем туре боя.

johnson-2nd

Вы вернулись и сражались с множеством бойцов мирового класса, таких как Эдди Дэвис, Билли Дуглас и Джонни Болдуин, перед тем как провести бой в андеркарте вечера Парлов-Конте в Белграде против Лотте Мвале. Ему присудили победу решением судей, но СМИ сообщали, что Вы были ограблены. Ваши мысли?
Знаешь, по правде говоря я не протестовал против решения. Мвале был хорошим бойцом и я думаю, он заслужил победу. Но я скажу одну вещь. Я считаю, что поражение - это то, что дало мне мой первый титульный бой. Я полагаю, что люди Мате Парлова недооценили меня из-за этого боя.

Несмотря на поражение от Мвале, именно Вы получили бой за титул в Италии. Парлов выглядел неудобным и жёстким против Куэлло и Конте, но против вас он ничего не мог сделать. Это было похоже на разгром.
Тем не менее, я был удивлен, когда бой был остановлен в 10-м раунде и я стал новым чемпионом мира.

Было бы понятно, если бы Вы подписались на более лёгкую первую защиту титула. Зачем сразу было подписывать контракт на бой с Мэтью Саадом Мухаммедом?
Мне сказали, что это обязательно и не сообщили, что у меня до шести месяцев, прежде чем провести эту защиту. Я просто думаю, что мой промоутер действовал не в моих интересах. Я потерял свой титул в бою с Мэттью, и, несмотря на крупные гонорары, которые получали другие боксёры в то время, я заработал только 75 000 долларов за этот бой.

До конца года Вы снова оказались в ринге, сражаясь за титул чемпиона по версии WBA в полутяжёлом весе против Виктора Галиндеса. Расскажите о своей подготовке к этому бою.
Через моего брата Хэнка я получил разрешение тренироваться в Форте Брэгг с командой по боксу. Мне понравилось с ними тренироваться и я оказался в лучшей форме в моей жизни. Это принесло результат, потому что я выиграл титул во второй раз нокаутом в 11 раунде.

Вы часто говорили, что Виктор Галиндес был лучшим бойцом, с которым Вы когда-либо сражались.
И я думаю так по сей день. Галиндес был столь же хитрый сколь опасный. Я должен был быть настороже каждую секунду, потому что он просчитывал каждое моё движение. Галиндес был лучшим, но я воздаю должное Мэтью поскольку он самый прочный из моих соперников. Он принял мои самые тяжелые удары и продолжал идти вперёд.

И снова в своей первой защите Вы подписываетесь на еще одного топ-соперника в лице Эдди Мустафы Мухаммеда. Твой стиль должен был оказаться действенным с ним.
Да, но я рано пропустил левый крюк, который сломал мне ребро и забрал у меня этот бой. И снова я выручил $ 75 000 за защиту титула. Вы знаете, я пошел на переговоры, прося (смеется) 1 000 000 долларов. Я имею в виду то, что я знал, что не получу этого. Я просто надеялся преодолеть отметку в 100 000 долларов. Начинало казаться, что это число было просто не для меня.

После разгрома от Майкла Спинкса в 1981 году Вы взяли перерыв на год, а затем совершили потрясающее возвращение. Вы выиграли 14 боёв подряд, снова победив Джонни Дэвиса, Чарльза Уильямса и Эдди Дэвиса. Вы также завоевали титул USBA и были отмечены журналом The Ring за возвращение года, когда получили шанс завоевать третий титул чемпиона мира в 1986 году в бою против Лесли Стюарта за вакантный титул чемпиона мира по версии WBA. Расскажите об этом бое.
Лесли Стюарт был очень хорошим бойцом, очень недооцененным. Я чувствовал себя хорошо в этом бою и остановил его в 7 раундах, чтобы выиграть титул чемпиона мира в третий раз.

После успешной защиты Вы отправились в Порт-оф-Спейн на матч-реванш со Стюартом и всё в корне поменялось. Что такого он принёс в бой, что сделало его настолько другим?
Ничего. Просто я был в конце своей карьеры. Я всегда говорил, что когда потеряю желание боксировать, пора будет уходить. При подготовке к этому бою я честно говоря заставлял себя тренироваться. За свою карьеру я никогда не говорил жене негативно о тренировках или боях. Но в ночь перед тем боем я сказал ей, что сомневаюсь в победе. Конечно, она начала плакать, так как не хотела видеть меня проигравшим. Я остался на стуле в девятом раунде. Я просто не испытывал более желания драться.

Это был Ваш самый большой гонорар?
Да, так и вышло. Я наконец заработал больше 100 000 долларов. Знаешь, всю карьеру мне рассказывали, какой я восхитительный боец и как я всегда всем нравлюсь. Но потом я спрашивал себя: «Ну, а где деньги?». Этот бой пошел на торги и снова предложения были небольшими. Но затем Тринидад, откуда родом Стюарт, дал щедрое предложение. Я выручил 265 000 долларов за свой последний бой.

johnson-last-550x515

Вы сразились с семью чемпионами мира за свою карьеру и побеждали отличных боксёррв. Был ли бой, которого Вы хотели, но не смогли провести?
Да, тот парень, из тюрьмы в Нью-Джерси, Джеймс Скотт. Я думаю, что между нами вышла бы адская битва. Но я не собирался драться с ним в тюрьме, поэтому это не произошло.

Вы долго занимались боксом. Трудно было уйти из игры?
Единственная трудность заключалась в том, что я не был полностью финансово независим. Всё же мне повезло, встретить адвоката Кларенса Донингера, который сделал достаточно, чтобы помочь мне инвестировать деньги, которые я заработал и дать мне отличный совет. Он говорил со мной о том, что имеет смысл делать. Молодым спортсменам это очень важно. Он говорил мне: «Марвин, тебе не нужен шикарный «Кадиллак», чтобы ходить в магазин, если простой «Шевролет» сделает то же самое за меньшие деньги».

Что Вы делали после окончания карьеры?
Я заместитель шерифа в департаменте шерифа округа Марион. Я был с Департаментом в течение 27 лет. Но, хотя я благодарен за эту должность, опять же, это никогда не было в моих планах. Я трижды становился чемпионом мира, но моя карьера боксёра разочаровала меня. Я обычно избегаю разговоров о боксе. За тяжелые бои, которые я прошел, мне никогда не платили того, что я должен был получить. С такими деньгами, которые делали некоторые бойцы, разве я не заслуживал получить 100 000 долларов?

# # #

Марвин Джонсон своим полным действия стилем заполнял арены и приковывал к поединкам со своим участием внимание множества телезрителей. Горечь от того, что он не получил желаемого вознаграждения, очевидна в тоне Марвина, в конце концов, он оставил много крови и пота в четырехугольнике ринга. Однако, блеск в его глазах также явственнен, когда он говорит о своей жене Делорес с которой он прожил более 30 лет, 5 детях и 11 внуках. Представляется, что Марвин Джонсон всё же очень богатый человек, имеющий уважаемую семейную жизнь и сохранивший здоровье после долгой карьеры.

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях Facebook Вконтакте Youtube Яндекс Дзен Instagram
Добавил SD 05.07.2019 в 16:37

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое