Томас Хаузер 9 сентября, 2015г.

Через некоторое время после того, как часы пробили 15:00, в пятницу, 1 мая Флойд Мейвезер и Мэнни Пакьяо прошли процедуру взвешивания перед их историческим поединком, который состоялся следующей ночью в знаменитом отеле Лас-Вегаса MGM Grand Arena. Поздним вечером пятницы работники американского антидопингового агентства, которые были назначены осуществлять надзор за проведением тестов на допинг в рамках боя Мейвезер - Пакьяо, навестили особняк Мейвезера, чтобы провести случайный допинг-тест.

xxxxxxxxssllall1

Сборщики допинг-проб обнаружили доказательства того, что Мейвезеру была поставлена капельница, однако, Боб Беннет, генеральный директор атлетической комиссии штата Невада, которая осуществляла надзор в отношении этого события, утверждает, что USADA (Американское антидопинговое агентство - прим.ред.) не сообщило комиссии, была ли действительно поставлена капельница, когда появились агенты. Позже USADA уведомила NSAC (Атлетическая комиссия штата Невада - прим.пер.), что медицинская группа Мейвезера сообщила агентам USADA о том, что капельница была поставлена с целью облегчить процесс регидратации.

Медицинская группа Мейвезера также сообщила сборщикам, что боксёру были внутривенно введены две смеси: первая содержала 250 миллилитров соляного раствора и мульти-витаминов, а вторая - соляной раствор и витамин C. 750 миллилитров равняются 25,361 унциям (719 грамм) - 16 % от всего объема крови, находящегося в организме среднестатистического взрослого мужчины

Сами вышеупомянутые смеси не запрещены WADA (Всемирное антидопинговое агентство - прим.ред.), чьим стандартам должны следовать и USADA. Однако, внутривенный ввод этих веществ воспрещён агентством WADA.

В частности, в списке запрещённых субстанций WADA указывается, что «внутривенные инфузии и/или инъекции в объеме более 50 миллиграмм за шестичасовой период запрещены за исключением тех случаев, когда препараты законно попадают в организм в случаях госпитализации, хирургических вмешательств или клинических исследований».

Вышеупомянутые ограничения действительны на протяжении всего времени, пока спортсмен подвергается тестированию. Существование этих запрещений обусловлено тем, что внутривенные инфузии также могут частично или полностью скрыть наличие других субстанций, которые уже находятся в организме реципиента или которые могут попасть в организм в ближайшее время.

Но невероятно трудно разобраться в том, что же происходило дальше в ситуации с Мейвезером.

Первым известным бойцом, тест на допинг которого показал положительный результат после чемпионского поединка, был Франсуа Бота. Тогда в 1995 году он завоевал титул IBF в 12-раундовом поединке с Алексом Шульцом, но был лишен звания после того, как его анализах мочи был обнаружен анаболический стероид.

Общеизвестно, что среди бойцов, которые были уличены в употреблении допинга или препаратов, маскирующих их следы, оказались следующие атлеты: Фернандо Варгас (станозолол), Ламонт Питерсон (неустановленный анаболический стероид), Андре Берто (норандростерон), Антонио Тарвер (дростанолон), Рой Джонс (неустановленный анаболический стероид), Джеймс Тони (нандролон, метаболит болденона, метаболит станозолола), Брэндон Риос (метилгексанеамин), Эрик Моралес (кленбутерол), Ричард Холл (неустановленный анаболический стероид), Крус Карбахал (нандролон и гидрохлоротиазид), Орландо Салидо (нандролон) и Тони Томпсон (гидрохлоротиазид).

Почти всегда бойцы, провалившие допинг-тест, в недоумении пытаются убедить, что запрещённая субстанция попала в организм без их ведома. В большинстве случаев спортсмены отделывались незначительным наказанием или им это вовсе сходило с рук.

Например, такие бойцы, как бывший чемпион мира в тяжелом весе Эвандер Холифилд, Шейн Мозли (бывший чемпион мира в трёх весовых категориях) и тяжеловес Джамиль Макклайн, не проваливали допинг-тесты, но, несмотря на это, их имена фигурировали в расследовании относительно употребления запрещённых препаратов, повышающих физические возможности спортсмена, проводимым федеральными правоохранительными органами.

29 августа 2006 года представители федерального агентства по борьбе с наркотиками в Алабаме ворвались с ордером на обыск в аптеку с рецептурно-производственным отделом (аптека, которая занимается изготовлением лекарственных препаратов по индивидуальным рецептам). Изъятые документы включали записи, свидетельствующие о том, что в июне 2004 года некий пациент по имени Эван Филдс заказал три ампулы тестостерона и принадлежности для инъекций у доктора в Колумбусе, Джорджия. В этот же месяц Филдс получил пять ампул гормона роста Saizen. При изучении документации было установлено, что в сентябре того же года Филдс прошёл курс лечения от гипогонадизма (состояние организма, при котором тело не производит достаточное количество тестостерона, что часто является последствием употребления запрещённых препаратов). Домашний адрес, номер телефона, дата рождения Эвана Филдса, указанные в записях аптеки Applied Pharmacy были идентичны истинным данным Эвандера Холифилда.

Точно так же результаты допинг-тестов Шейна Мозли никогда не показывали положительный результат на запрещённые препараты, но давая показания перед присяжными заседателями, в отношении расследования деятельности «The Bay Area Laboratory Co-operative», «Шугар» ясно дал понять, что перед его поединком с Оскаром Де Ла Хоей в 2003 году он использовал повышающие физические возможности препараты.

Большинство способов приёма повышающих производительность препаратов запрещены в боксе и других видах спорта в целях безопасности и того факта, что они наделяют атлета преимуществом нечестным путём. Их использование также, чаще всего, нарушает федеральный закон о приёме запрещённых веществ. Но на сегодняшний день применение запрещённых препаратов в боксе встречается чаще, чем когда-либо, в особенности на элитном уровне. Некоторые специалисты по физической подготовке известны своими грязными трюками. Во многих тренировочных залах всегда существует человек, который является посредником между потенциальными клиентами и поставщиками препаратов.

В действительности, кажется, что для многих бойцов главной этической нормой является выражение: "Не жульничаешь - значит не стараешься". В чистом спорте атлеты не могут стареть, набирать мышечную массу и становиться быстрее одновременно. Но это то, что мы можем наблюдать в боксе. Бойцы перестраивают своё тело и, в некоторых случаях, выглядят как совершенно иные физические существа. Улучшение скоростно-силовых показателей возрастных бойцов становится обычным явлением. Их показатели в 35 лет начинают превосходить те, которые они могли демонстрировать в 30. В некоторых случаях бойцы начинают выступать на высоком уровне тогда, когда обычно карьера должна уже идти на спад.

Виктор Конте являлся основателем и президентом BALCO («The Bay Area Laboratory Co-operative» - прим.ред.) и находился в вихре нескольких резонансных допинговых скандалов. Он провёл в тюрьме четыре месяца, признав свою вину в незаконном распространении стероидов и налоговых махинациях в 2005 году. С тех пор Конте заметно преобразился и на сегодняшний день является ярым сторонником чистого спорта. Что делает его особо ценным активом, так это его познания в том, как устроена была эта игра тогда и как она устроена сейчас. Бывший федеральный прокурор Джефф Новицки, который сыграл важную роль в отправлении Конте за решётку, в недавнем интервью на «The Joe Rogan Experience» подтвердил, что Конте сейчас обладает «антидопинговой платформой» и «перешёл на светлую сторону».

«Использование запрещённых препаратов очень распространённое явление в боксе, в особенности на высоком уровне. - недавно сообщил Конте автору этой статьи. - Если бы бойцы были вынуждены проходить через строгое тестирование и верили в эффективность тестирования, то они были менее склонны к употреблению стероидов. Но почти всем комиссиям не хватает настоящих экспертов, финансирования, а их желание решать эту проблему либо незначительно, либо и вовсе отсутствует. Поэтому, зная то, что большинство тестирующих программ являются бессмысленными, многие бойцы считают, что они вынуждены прибегнуть к употреблению препаратов, чтобы играть на равных.

Американское антидопинговое агентство было основано в 1999 году в соответствии с рекомендациями олимпийского комитета США, в котором специальной комиссией была признана необходимость обеспечения надёжного допинг-тестирования всех участников Олимпийских и Паралимпийских игр, представляющих Соединённые Штаты.

Несмотря на своё название, USADA не является ни государственным агентством, ни частью Олимпийского Комитета Соединённых Штатов. Это независимая «некоммерческая» организация, штаб-квартира которой расположена в Колорадо-Спрингс, предлагающая услуги тестирования на допинг за отдельную плату. Прежде всего стоит отметить тот факт, что Олимпийское и Паралимпийское движения пользуются услугами этого агентства. Таким образом, USADA, благодаря этой роли, ежегодно получает около 10 миллионов долларов посредством финансирования конгрессом, что является большей суммой, чем во времена сотрудничества с Олимпийским комитетом.

На официальном сайте USADA указано: «Организация продолжает своё стремление оставаться лидером во Всемирном антидопинговом сообществе с целью обеспечения защиты прав чистых атлетов и честной борьбы по всему миру. Мы придерживаемся тех же высоких стандартов, которые демонстрируют спортсмены, целиком и полностью поддерживающие настоящий спорт). Мы привержены следующим фундаментальным ценностям, определяющим наши решения и модель поведения: единство, уважение, взаимодействие, ответственность и смелость».

1231233233333333

Именно Трэвис Тайгарт, генеральный директор USADA, возглавил проникновение компании в профессиональный бокс. Эта возможность изначально появилась в конце 2009 года, когда допинг-тестирование стало камнем преткновения в первом раунде переговоров по организации поединка между Флойдом Мейвезером и Мэнни Пакьяо. Когда переговоры провалились, Мейвезер на дату 1 мая 2010 года нашёл замену в лице Шейна Мозли.

18 марта 2010 года, во время телеконференции в рамках раскрутки Мейвезер-Мозли, Тайгарт информировал прессу: «Оба спортсмена согласились с протоколами тестирования USADA , включающие в себя сдачу крови и мочи на анализ, что будет без предупреждения: в любое время, в любом месте. Ограничения по количеству тестирований обоих боксёров отсутствуют».

После этого Тайгер стал агрессивно укреплять положение USADA в боксе и трудовые отношения с Ричардом Шефером, который до 2014 года занимал должность генерального директора Golden Boy Promotions. Также USADA стало излюбленным антидопинговым агентством бойцов Эла Хэймона - одного из самых влиятельных людей в боксе.

Дабы допинг-тестирование начало внушать доверие, прозрачность процедур должна стать одним из главных приоритетов. Что касается бокса, то действия USADA находятся под завесой секретности. Иногда нас уведомляют о том, что тестирование будет осуществлять USADA, а иногда - нет. Организация отказывалась предоставлять главным государственным атлетическим комиссиям контракты своих бойцов. Неоднократно комиссии Невады и Нью-Йорка настаивали на своём, но чаще всего требовалось много времени, чтобы прийти к соглашению.

Когда комиссии запрашивали идентифицировать боксёрские поединки, в которых USADA проводило антидопинговое обеспечение, Трэвис Тайгер давал отказ через своего представителя Энни Скиннер - старшего менеджера USADA по коммуникациям. А структура платы за услуги агентства, которое USADA стремится скрыть от глаз общественности, также вызывает только недоумение.

Согласно отчёту, USADA получило авансом $150,000 для проведения допинг-тестирования в бою Мейвезер-Пакьяо.

Основной альтернативой USADA является VADA (Добровольная антидопинговая ассоциация - прим.ред.). Лаборатории обеих организаций аккредитованы WADA (Всемирное антидопинговое агентство - прим.ред.) и используют признаваемые по всему миру агентства для сбора крови. В отличие от USADA, VADA, в каждом образце мочи, которые собирают от боксёров, выполняет анализ соотношения изотопов углеводорода (CIR - прим.ред.) USADA часто отказывается проводить тестирование CIR, поскольку не видит в этом необходимости, а также ввиду больших денежных затрат. Конечно, чем меньше требуется расходов на проведение тестов, тем больше чистая прибыль USADA. Для сравнения, VADA запрашивала $16,000 на проведение допинг-теста в рамках поединка в первом полусреднем весе между Русланом Проводниковым и Лукасом Матиссе, в то время, как USADA запросила $36,000 для обеспечения допинг-теста в поединке средневесов Энди Ли и Питера Куиллина, прошедшего 11 апреля 2015.

Бой Ли-Куиллин был мейн-ивентом вечера PBC, непосредственное отношение к которому имеет Эл Хэймон. USADA часто получают щедрую плату за предоставление своих услуг, когда Хэймон играет главную роль в организации боёв.

Ярким примером может послужить бой Мейвезер-Пакьяо, где Эл Хэймон являлся советником Мейвезера, а команда боксёра занималась раскруткой. Тогда за обеспечение допинг-тестирования USADA было заплачено авансом $150,000.

Больше проблем, чем система платы USADA, вызывают только их условия, созданные, по всей видимости либо для щедрых клиентов, либо для тех, кто часто пользуется услугами организации. Примером этого может послужить случай бывшего чемпиона мира в четырёх весовых категориях Эрика Моралеса.

Согласно запротоколированным стандартам тестирования на допинг, когда кровь или моча берётся у атлета на анализ, она распределяется в пробы «А» и «Б». Проба «А» тестируется первой. Если результат отрицательный, то конец истории - спортсмен чист. Если, однако, проба «А» оказывается положительной, атлет имеет право на вскрытие пробы «Б». Но если вторая проба также показывает положительный результат на запрещённые препараты, то это подтверждает первичный тест, и тогда у спортсмена начинаются проблемы.

В 2012 году Эрик Моралес выступал под эгидой промоутерской компании «Golden Boy Promotions», во главе которой, как указывалось ранее, стоял Ричард Шефер. 20 октября 2012 года именно эта компания организовала вечер бокса, в главном бою которого в ринге сошлись Дэнни Гарсия и Эрик Моралес.

В среду 18 октября, на сайте Halestorm Sports сообщалось, что результаты допинг-теста Моралеса дали положительный результат на запрещённую субстанцию. После этого USADA и Golden Boy начали предпринимать попытки спасти ситуацию.

Журналист ESPN Дан Рафаэль связался с двумя источниками и написал: «Согласно одному из источников, причиной того, почему бой не отменили, является то, что проба «А» показала положительный результат, а о результатах во второй пробе станет известно только в день поединка. "USADA сообщили, что результаты первой пробы могут быть ошибочными" - подтвердил один из близких к процессу источников».

Затем в пятницу, за день до боя, Кит Айдек признался BoxingScene, что образцы анализов Моралеса были взяты как минимум трижды. Результаты финального допинг-теста от 17 октября ещё не были готовы, но обе пробы от 3 и 10 октября подтвердили содержание кленбутерола. Иными словами, четыре раза результаты допинг-теста показали положительный результат. Между тем, атлетическая комиссия штата Нью-Йорк (NYSAC - прим.ред.) опубликовала заявление, ссылаясь на слова Моралеса о том, что он «непреднамеренно употребил в пищу загрязнённое мясо».

Согласно New York Daily News, после того, как Моралес был уведомлен о положительном допинг-тесте, он поделился мнением представителя USADA, который предположил, что кленбутерол мог попасть к нему в организм с помощью загрязнённого мяса.

Однако, никаких доказательств в поддержку этого заявления предоставлено не было, как и объяснений в отношении того, почему USADA продолжала брать допинг-пробы на анализ после четырёх тестирований Моралеса (два образца «А» и два образца Б»), которые показали положительный результат - это то же самое, что у арестованного за вождение в состоянии опьянения через неделю после его задержания брать кровь на анализ второй или третий раз.

Когда стало известно о том, что результаты пробы «Б» показали положительный результат, стандартный протокол предписывал отправить эту информацию в атлетическую комиссию штата Нью-Йорк, но ни USADA, ни Ричард Шефер не сделали этого в установленные сроки. Скорее, это выглядит так, будто NYSAC и общественность умышленно ввели в заблуждение в отношении того, сколько раз провалил тест Моралес.

Как сообщают источники атлетической комиссии штата Нью-Йорк, по получении результатов комиссией NYSAC, состоялся трёхсторонний телефонный разговор с представителями Golden Boy и USADA. Во время этой беседы комиссии было сказано, что «некоторые тесты вызывают вопросы», но о результатах пробы «Б» станет известно только в день поединка.

Тогда Трэвис Тайгарт заявил: «Лицензирующий орган был осведомлен о положительных результатах теста до поединка. То, что сделали они с этим - было их решением».

Автор этой статьи подал просьбу NYSAC о получении информации в отношении того, были ли они уведомлены до 18 октября об обнаружении кленбутерола в организме Моралеса.

10 августа 2015 года Лас Бенитес (представитель государственного департамента штата Нью-Йорк, осуществляющего контроль над NYSAC) сообщил: «В документах комиссии отсутствует информация о том, что NYSAC была уведомлена о произошедшем до 18 октября 2012г.».

Бой Гарсия-Моралес не был отменён частично потому, что атлетической комиссии штата Нью-Йорк слишком поздно стало известно об истории с Моралесом и было недостаточно времени для рассмотрения улик и принятия решения об отмене поединка. С тех пор люди из сообщества, занимающихся допинг-тестированием, начали ставить под вопрос роль USADA в боксе. Какая польза от тестов, результаты которых не разглашаются должным образом?

Дон Кэтлин основал UCLA Olympic Analytical Laboratory в 1982 году и является одним из основоположников современной системы допинг-тестирования в спорте. Тремя годами ранее Кэтлин сообщил автору статьи: «USADA не должно заключать контракт, который не требует от них докладывать о положительных результатах допинг-тестах в соответствующий орган управления. Если подтвердится, что USADA уведомила об этом Golden Boy, а не руководящие атлетические комиссии, то это рецепт для обмана».

На вопрос о том, какова вероятность того, что причиной несвоевременного уведомления может являться непреднамеренное использование (например, потребление загрязнённого мяса), Кэтлин заявил: «Нет! Международный олимпийский комитет внёс для таких случаев поправки ещё 25 лет назад, и это не сработало. Спортсмен принимает стероиды, получает положительный результаты на допинг, а затем утверждает, что оно было использовано бессознательно. Никогда не говорят: "Вы меня поймали, я жульничал"».

Виктор Конте согласен с этим: «Случай Эрика Моралеса был абсурдным. Если вы честно сдаёте допинг-тест, то у вас не будут вскрывать пробы по четыре раза, с целью получить негативный результат в конечном итоге».

Ввиду отсутствия правдоподобного объяснения произошедшего или признания USADA своей ошибки, которой больше не повторится, дело Эрика Моралеса бросает тень на организацию.

С учётом того нынешнего положения дел, как спортивное сообщество может доверять USADA? Действовало ли бы USADA так же с атлетом, который принимал участие в Олимпийских играх, как и с Эриком Моралесом? Этот вопрос подталкивает к обсуждению взаимоотношений Флойда Мейвезера и USADA.

Floyd Mayweather Jr Shane Mosley Floyd Mayweather 5uDc8FrWwQBl.jpg

Мейвезер приложил много усилий по распространению представления о том, что он находится в авангарде движения «чистый бокс». Начиная с его поединка против Шейна Мозли в 2010 году, Мейвезер заявил, что он и его оппонент будут тестированы по, как он говорит, «Олимпийской системе» USADA.

На пресс-конференции в Нью-Йорке в рамках продвижения поединка Мейвезер-Альварес, Глава Mayweather Promotions Леонард Эллерби заявил: «Все бойцы нашей компании будут проходить обязательное допинг-тестирование 365 дней в году, 24 часа в сутки, 7 дней в неделю».

Но ни Мейвезер, ни бойцы Mayweather Promotions не подписывали контракта, которых обязывал их быть готовыми к тестированию в таком режиме. Случайные допинг-тестирования могут значительно усложнить использование запрещённых препаратов.

Обычно, допинг-тестирование к поединку Мейвезера начинается через некоторое время после того, как событие было анонсировано. Мейвезер и его оппонент дают согласие постоянно оповещать USADA о своём местонахождении и подписываются на неограниченное количество внезапных тестов мочи и крови. Звучит неплохо. Но в действительности USADA позволяет Мейвезеру самому устанавливать дату начала допинг-тестирования. В результате этого появляется длинный отрезок времени, после которого не остаётся следов препаратов, которые он мог бы принимать.

Например, Мейвезер до 4 августа не объявлял имя своего следующего соперника на поединок 12 сентября, коим стал Андре Берто. За 39 дней до события нельзя провести серьёзного допинг-теста. С момента победы над Пакьяо и до объявления боя с Берто, Мейвезер не подвергался тестированиям USADA.

image-1-1423771

Ниже представлен интересный взгляд Виктора Конте на это: «Мейвезер не тестируется по «Олимпийской системе». Олимпийское тестирование предполагает, что у тебя могут взять анализ в любое время. Если бы USADA было серьёзно настроено сделать бокс более чистым видом спорта, то заявило бы следующее: "Мы не проводим допинг-тест лишь один раз. Если Вы подписались на участие в программе USADA, то мы сохраняем за собой пробой право протестировать Вас в любое время суток на протяжении всего года". Но не таким образом USADA ведёт дела с Мейвезером или любым другим бойцом, насколько мне известно. Преимущества употребления анаболических стероидов атлетом сохраняются месяцами. Любой, кто хоть что-то знает о эффекте стероидов, понимает, что нельзя показать свои лучшие кондиции, будучи на препаратах. Максимальный эффект от их приёма вы получаете тогда, когда прекращаете их использовать. Я не могу вам сказать, что Мейвезер использует, а что - нет. Бой прошёл. Сначала он использует препараты для улучшения восстановления мышц, затем он продолжает сидеть на них до объявления следующего поединка, где уже определяет дату начала допинг-контроля. К моменту старта тестирований следов использования запрещённых препаратов уже не остаётся. Могу ли я быть уверен, что это действительно так? Нет, не могу. Но я знаю точно, что период тестирования Мейвезера перед поединками становится всё меньше и меньше. Сколько времени его будут тестировать на этот раз? 5 недель? Вся концепция того, что один человек устанавливает расписание тестирования, является неправильной. Но USADA позволяет это Мейвезеру, оно не проводит комплексного тестирования - 4-5 недель допинг-контроля до боя - это нонсенс».

Как отмечалось ранее, генеральный директор USADA Трэйвис Тайгарт отказался давать интервью для написания этой статьи. Вместо этого старший менеджер по коммуникациям Энни Скиннер отправила электронное письмо автору этой статьи, где отображена задача USADA, а именно: «Так же, как и для наших атлетов, выступающих на Олимпиаде, любая боксёрская программа следует международным стандартам WADA, включая: список запрещённых препаратов, международный стандарт проведения тестирования и расследований (ISTI), международный стандарт использования препаратов в терапевтических целях (ISTUEs) и международный стандарты защиты личной информации (ISPPPI)».

Заявление Скиннер является неверным. Автор статьи получил копию соглашения между USADA, Флойдом Мейвезером и Мэнни Пакьяо на проведения допинг-тестирования. Копию всего соглашения можно посмотреть здесь.

В 30-м параграфе контракте указывается: «Если какое-либо правило или положение, включенное или упомянутое в этом документе вступает в противоречие с условиями этого соглашения, то этот договор во всех отношениях имеет преимущественную силу. Такие правила и положения включают в себя, но не ограничиваются следующими документами: кодекс ВАДА, протокол USADA, протокол запрещённых препаратов WADA, международный стандарт использования препаратов в терапевтических целях, международный стандарт использования препаратов в терапевтических целях».

Иными словами, USADA не было ограничено вышеупомянутыми протоколам допинг-тестирования перед поединком Мэнни Пакьяо и Флойда Мейвезера. И это расхождение было значительным в отношении правил проведения внутривенного вливания, которое было сделано Мейвезеру 1 мая.

При оценке действий USADA в отношении проведения инфузии Мейвезеру, важно изучить последовательность событий при подписании контракта.

Было публично объявлено, что в соглашении на проведение поединка Мейвезер-Пакьяо, подписанном в феврале 2015, указывается, что осуществлять допинг-контроль будет USADA. Но контракт с американским антидопинговым агентством ещё подлежит обсуждению. В начале марта USADA предоставила лагерю Пакьяо контракт, в котором был пункт о том, что, если у кого-то из бойцов обнаружили запрещённый препарат, то у USADA есть право признать, что он применялся в медицинских целях. В таком случае USADA были не обязаны уведомлять об этом атлетическую комиссию штата Невада или лагерь соперника.

Команда Пакьяо посчитала это возмутительным, что предоставило Мейвезеру возможность надуть систему. Пакьяо отказался подписывать контракт.

Впоследствии, Мейвезер и USADA согласились на взаимное уведомление и установили, что это право может быть использовано только в строго ограниченных обстоятельствах. Что касается уведомления, то копия окончательного контракта USADA между Мейвезером и Пакьяо предусматривает:

«Мейвезер и Пакьяо дают своё согласие на то, что USADA должно оповестить обоих атлетов в течение 24-х часов о любом из следующих происшествий:

1) Одобрение USADA заявки любого атлета об использовании препаратов в медицинских целях; и/или 2) существование или изменение в текущем листе медицинских препаратов, которые может использовать спортсмен в терапевтических целях. Извещение в соответствии с этим пунктом должно состоять из и быть ограничено: a) датой подачи заявления; б) запрещёнными субстанциями или методами, которыми собирается воспользоваться спортсмен, применяя своё право TUE (право использования терапевтического исключения - прим.ред.) в) способом использования запрещённого препарата(препаратов) или метода(методов), запрашивая разрешение на использование своего права».

А как же USADA регулировала процесс внутривенной инъекции Мейвезеру?

Как упоминалось ранее, 1 мая состоялось взвешивание, а затем Мейвезеру была поставлена капельница. Спустя 20 дней после внутривенной инъекции, USADA решила не уведомлять об этом атлетическую комиссию штата Невада об этой процедуре.

Наконец, 21 мая USADA отправила письмо Франциско Агилару и Бобу Беннету - председателю и исполнительному директору NSAC), а также копию письма компании Top Rank (компания, под эгидой которой выступал Пакьяо - прим.ред.), информируя, что Мейвезер был наделен правом использования препаратов в медицинских целях. В письме не указывалось дат запроса Мейвезера об использовании своего права и его получения.

Последующая переписка в ответ на запросы NSAC и Top Rank о предоставлении дополнительный информации показала, что запрос Мейвезера был подан 19 мая, а правом использования боксёр был наделён днём позже.

Иными словами, спустя 18 дней после поединка, USADA предоставила Мейвезеру терапевтическое исключение на использование запрещённого препарата, который был в списке WADA. И ввиду этой лазейки в контракте на допинг тестирование, USADA не была обязана уведомлять атлетическую комиссию штата Невада или лагерь Пакьяо об использовании Мейвезером капельницы до тех пор, пока не был одобрен запрос на применение терапевтического исключения.

asdasdasdad

Тем временем, в ночь поединка NSAC отклонила запрос Пакьяо на использование разрешённого препарата Торадола, поскольку он не был подан в установленные сроки. Команда филиппинца была намерена сделать инъекцию препарата с целью облегчить боль в травмированном плече боксёра.

Таким образом, можно сделать вывод, что полезно иметь друзей в USADA.

«Это странно, - комментирует Дон Кэтлин использование TUE Мейвезером. - Меня это очень беспокоит. USADA ещё предстоит дать исчерпывающее объяснение тому, по каким причинам Мейвезеру была сделана капельница. Может быть, это вполне объяснимо, но я не знаю, что это».

Виктор Конте возмущён в той же мере: «Я не понимаю этого. Есть определённые сроки в течение которых спортсмен может воспользоваться правом терапевтического исключения. Его нельзя раздавать направо и налево, а использование тех инъекций полностью противоречит правилам. Если посмотреть на это с медицинской точки зрения, то если они ему ввели действительно те препараты, то я этого просто не понимаю - есть более эффективные способы восстановить водно-солевой баланс. Для меня это очень подозрительно. Могу сказать вам точно, что запрещённые препараты, доставляемые в организм с помощью внутривенной инъекции, стирают следы использования других веществ гораздо быстрее, чем те, что были приняты посредством подкожной инъекции. Почему они позволили ему использовать то, что запрещено? На мой взгляд, об этом Трэвису Тайгарту должны задавать вопросы уже представители правоохранительных органов».

Боб Беннет (ранее работающий в ФБР перед тем, как занять должность исполнительного директора NSAC) сказал следующее: «Право использования терапевтического исключения было абсолютно неприемлемым. Капельница была поставлена у него дома, а не в медицинском учреждении - мы смогли своевременно обратить на это внимание. Я ясно дал понять Трэвису Тайгарту, что такого больше не должно повториться. Только мы имеем право одобрять запрос бойцов на использование терапевтического исключения. USADA - агентство по допинг-контролю и не обладает в этом штате правом наделять боксёра правом на использование терапевтического исключения. Мы крайне недовольны действиями USADA».

Если бы Беннет взглянул на то, что происходило до того, как он стал исполнительным директором NSAC, у него могла бы появиться ещё одна причина поставить под сомнение работу USADA.

Как отмечалось ранее, USADA постоянно отказывается от проведения CIR ввиду высокой цены и отсутствия необходимости - один тест стоит около 400$. Однако, глава VADA доктор Маргарет Гудмэн отмечает, что: «Если вы часто пользуетесь этим тестом, то можете согласовать цену».

Если VADA, которое запрашивает за проведение допинг-теста значительно меньше, чем USADA, может себе позволить проведение CIR тестирования в каждом образце мочи боксёра, то и USADA тоже может.

«Если вы проводите серьёзный допинг-контроль, то вам необходимо использовать CIR», - отмечает Виктор Конте.

Но в боях Флойда Мейвезера не использовали в полной мере проверку CIR. Вместо этого USADA предпочитала положиться в первую очередь на определение соотношения тестостерон/эпитестостерон с целью выявления содержания синтетического тестостерона в системе спортсмена.

Тестостерон и эпитестостерон - это натуральные гормоны: первый увеличивает физические показатели, второй - нет.

Нормальное соотношение тестостерона/эпитестостерона чуть выше 1-к-1. Конте рассказывает, что одно из недавних исследований показало, что «обычное соотношение Т/Э у белых находится на 1,2-к-1, а у чернокожих 1,3-к-1».

В соответствии со стандартами WADA, допускается соотношение Т/Э 4-к-1. Это допускает любое разумное изменение в уровне тестостерона спортсмена (который для спортсмена элитного уровня может быть очень высок). Если соотношение выше 4-к-1, то предполагается, что спортсмен находится на допинге.

Некоторые атлеты, использующие искусственный тестостерон, пытаются взломать систему, используя экзогенный (искусственный) эпитестостерон, дабы снизить соотношение Т/Э до допустимого уровня. Это может быть сделано с помощью инъекции или применения эпитестостерона в качестве крема. В отсутствие теста CIR, это маскирует использование синтетического тестостерона.

Но есть одна загвоздка. Если атлет пытается управлять своим соотношением Т/Э, то сложно сбалансировать итоговый результат. В случае излишнего использования эпитестостерона - а точное количество очень сложно определить - соотношение Т/Э может стать невероятно низким.

«Само по себе аномально низкое соотношение Т/Э не подтверждает употребление допинга. Коэффициенты одного и того же атлета могут меняться от тестирования к тестированию. Но если показатель соотношения Т/Э невероятно низок, то это уже красный флажок. И если вы проводите строгое тестирование, то следующим же делом вы должны провести CIR на той же допинг-пробе».

Ранее в этом году, в ответ на запрос о предоставлении документов, атлетическая комиссия штата Невада представила два отчёта из лаборатории, где указывается соотношение Т/Э в допинг-пробах, которые были взяты у Флойда Мейвезера (не американским антидопинговым агентством). В первом случае образцы крови и мочи были взяты 18 августа 2011 года (перед поединком против Виктора Ортиса 17 сентября). Во втором случае образцы крови и мочи были взяты 13 апреля 2013 года (перед поединком с Робертом Герреро 4 мая).

По результатам анализов 3 апреля 2013 года показатель Т/Э был равен 0,80, а в образцах 18 августа коэффициент был несколько ниже: 0,69.

SBN_scan__1.0_

SBN_scan__2.0_

«Это настораживает, - говорит Дон Кэтлин. - Если вы осуществляете серьёзное допинг-тестирование, то необходимо провести тест CIR».

Несколько лет назад атлетическая комиссия штата Невада была ещё не так осведомлена в отношении запрещённых препаратов, как сейчас, поэтому работники комиссии могли не понять, что означают показатели 0,69 и 0,80. Но USADA хорошо разбиралось в этом вопросе.

Провело ли в тот период USADA тестирование CIR на образцах мочи Мейвезера? Каковы были результаты? А если не было проведено теста CIR, то что показала проверка USADA на соотношение Т/Э? Сейчас общественности неизвестно об ответах на эти вопросы.

Примечание: Тесты CIR могут быть проведены на замороженных пробах.

Всё это приводит нас к ещё одной проблеме. Как отмечал исполнительный директор NSAC Боб Беннет: «На данный момент USADA не присылает нам полных результатов тестирования. Они могут отправить контракты на допинг-тестирование и общие сведения, где можно увидеть результат допинг-тестирования. Они обязаны сообщить нам в случае обнаружения запрещённых препаратов в анализах бойца, но подробными результатами тестирования с нами не делятся».

Лас Бенитес также указал на отсутствие подробной информации: 10 августа он сообщил автору этой статьи, что NYSAC получила данные от USADA относительно результатов допинг-тестирования четырёх поединков, которое проходило под их надзором. Но Бенитес уточнил: «В тех документах были только суммарные результаты».

Почему это так важно? Потому, что подробные результаты тестирования могут поднять красный флажок, чего не скажешь об общих. Опять же, будет полезно взглянуть на взаимоотношения USADA и Флойда Мейвезера.

30 декабря 2009 года Мэнни Пакьяо подал в суд на Мейвезера за клевету. В иске Пакьяо, поданном в окружном суде штата Невада, утверждалось, что Мейвезер и несколько других ответчиков ложно обвинили его в использовании и продолжении использования запрещённых препаратов. Как это часто бывает, судебные разбирательства продвигались медленно, но затем всё резко изменилось.

Как сообщил автор этой статьи в декабре 2012 года на сайте MaxBoxing, 20 мая 2012 года через сообщество, осуществляющее допинг-тестирование, просочилась информация о том, что в допинг-пробах Мейвезера трижды было обнаружено наличие запрещённых веществ. Если говорить более конкретно, то ходил слух, якобы, проба «А» трижды дала положительный результат, и после каждого позитивного результата на допинг USADA признавало, что вещества были использованы непреднамеренно. Такие исключения, если они действительно имели место быть, давали возможность не открывать пробы «Б». И ввиду того факта, что допинг-пробы «Б» никогда не подвергались проверке, эта лазейка в контракте Мейвезера с USADA позволяла продолжать тестирование, не докладывая комиссии штата Невада или команде оппонента о положительных результатах на содержание запрещённых веществ в пробе «А».

До юристов Пакьяо слухи дошли лишь в конце мая. 4 июня 2012 года они предоставили запрос о выдачи повестки в суд Мейвезеру, Mayweather Promotions, Golden Boy (Со-промоутер Мейвезера - прим.ред.) и USADA, вместе с тем запрашивая все документы в отношении допинг-тестирования Мейвезера в боях с Шейном Мосли, Виктором Ортисом и Мигелем Котто. Вплоть то того момента именно USADA проводила допинг-контроль Мейвезера во всех трёх поединках.

Но документы предоставлены не были. После того, как Мейвезер признал свою вину в совершении домашнего насилия, он провёл 9 недель в Clark County Detention Center. Флойд был освобождён 2 августа, после чего возобновились переговоры об урегулировании.

Соглашение об урегулировании дела по клевете было предоставлено суду 25 сентября 2012 года. В договоре был указан пункт о конфиденциальности, ввиду чего условия урегулирования не разглашаются. Однако, перед тем, как стороны смогли прийти к соглашению, два хорошо осведомлённых о судебном процессе источника, сообщили автору этой статьи, что изначальное денежное предложение Мейвезера было «значительно больше», чем этого могли ожидать юристы Пакьяо, но впоследствии была достигнута принципиальная договорённость. Урегулирование дела означало, что прошение о предоставлении документов, относящихся к тестированию USADA Мейвезера, было больше неактуальным.

Если бы стало известно, что допинг-проба «А» Мейвезера показала в одном или более случаях положительный результат и USADA признало, что это было использовано непреднамеренно, скрыв этот факт от атлетической комиссии штата Невада, команды Пакьяо и публики, то это бы могло провести к масштабному скандалу, который подорвал бы уже и без того шаткое доверие общества. На данный момент доступ общественности к соответствующей информации ограничен.

Генеральный директор USADA Трэвис Тайгарт с помощью старшего менеджера по коммуникациям отказался раскрывать информацию о том, сколько раз допинг-проба «А» боксёра показала положительный результат на наличие запрещённых субстанций.

Однако ясно то, что USADA не ловит боксёров, использующих запрещённые препараты. Тайграт объясняет это тем, что организация проводит образовательную деятельность и тем, что существование тестирования останавливает спортсменов от использования допинга. Но изменения во внешнем виде и в выступлениях некоторых элитных бойцов, проверяемых USADA свидетельствуют об обратном.

Но простого сравнения будет достаточно. 1 августа 2015 года VADA провело допинг-тестирование для 18 профессиональных поединков. Три бойца, тестируемых VADA, Андре Берто, Ламонт Питерсон, Брэндон Риос, не смогли пройти допинг тестирования.

Теперь сравните это с USADA. Энни Скиннер утверждает, что Мейвезер-Берто станет 46-м поединком, где USADA будет осуществлять антидопинговое обеспечение (статья опубликована 9 сентября, 2015 года - до поединка Берто-Мейвезер). В электронном письме от 14 августа она признаётся: «На данный момент, Эрик Моралес - это единственный боксёр, тестируемый USADA, которого уличили в употреблении запрещённых препаратов».

Кто-то может предположить, что не опубликуй Halemstorm Sports историю Моралеса, USADA могло бы и не поймать Моралеса на употреблении запрещённых препаратов.

«Программа тестирования USADA - это пропаганда, вот и всё, - говорит Виктор Конте - . У агентства для ряда бойцов одни правила, а для других - другие. Настоящий допинг-тест выглядит иначе. Трэвис Тайгарт хочет убедить USADA, что любой, кто ставит под сомнение репутацию USADA, выступает против чистого спорта. Но это нонсенс».

Когда Лэнс Армстронг был пойман на употреблении запрещённых субстанций, Скотт Пиллэй взял интервью у Тайгарта, где последний сказал, что «Армстронг трусливо обманул миллионы людей».

Затем Пеллэй спросил: «Если бы Армстронг одержал победу по результатам судебного процесса, а вы бы проиграли, то как бы это повлияло на спорт?»

«Эффект был бы невероятен, - ответил Тайгарт - Поскольку атлеты начали бы считать, что спортсменам с громкими именами может сойти подобное с рук. Доберись до вершины посредством жульничества, а затем, если станешь слишком влиятельным и популярным, то никогда не будешь привлечён к ответственности».

Бокс - это спорт, где все участники состязаний подвергаются опасности. Запрещённые препараты используют всё чаще, что делает эти риски неприемлемыми.

Бойцы имеют право на презумпцию невиновности, когда поднимается вопрос об использовании запрещённых препаратов. Основываясь на их выступлениях, Мохаммед Али (был одарён сверхъестественной скоростью и выносливостью) и Рокки Марчиано (который мог принять невероятный урон и лишь стать сильнее с течением боя) могли бы подозреваться в употреблении запрещённых препаратов, будь они доступны для них в то время.

Но чистые бойцы также имеют право знать, что они не встречаются с бойцом, который увеличил физические показатели посредством применения запрещённых препаратов. И любая атлетическая комиссия, у которой не получается ограничить использование запрещённых веществ внутри своей юрисдикции, непригодна для осуществления антидопингового обеспечения в боксе.

Ричард Паун являлся одним из основателей и первым президентом Всемирного антидопингового агентства. 13 мая 2013 года комитет под председательством Паунда предоставил WADA документ о «недостатке эффективности программ тестирования».

Частично в докладе указывается: «Первоначальная причина для недостаточно успешного применения программ допинг-тестирования лежит не в науке. Однако, современные методы являются достаточно надёжными, несмотря на то, что могут существовать некоторые стероиды или комбинации препаратов стероидной группы, и методы о которых антидопинговому сообществу может быть неизвестно. Настоящие проблемы заключаются в человеческих и политических факторах. Наблюдается отсутствие желания взять на себя ответственность и за счёт этого успеха создать свободный от допинга спорт. Это связано в разной степени со спортсменами, международными спортивными организациями, национальными Олимпийскими комитетами, национальными антидопинговыми организациями и руководством в целом. Это находит своё отражение в низких стандартах оценок соблюдения требований, нежелании проводить критического анализа первостепенных требований, обращать внимание на подозрение и использовать имеющуюся информацию и делиться ею, а также в неготовности проводить тщательное расследовать, предпринимать эффективные действия и другие возможные способы для борьбы с допингом в спорте».

Этот вебсайт и авторы статьи не располагают информацией, которая могла бы считаться истиной последней инстанции в отношении того, добросовестно ли USADA делает свою работу в боксе, а также не могут провести полного расследования действий USADA. Но Конгресс и различные правоохранительные органы - могут.

Однако, вопрос остаётся открытым: стало ли USADA связующим звеном в обретении компромисса со стероидами? Это непростой вопрос для агентства, которое занимается допинг-тестированием Олимпийцев и ежегодно получает 10 миллионов долларов от федеральных органов власти.

Между тем, использование запрещённых препаратов в боксе лишь призывает к тому, чтобы начать бороться с этим. Для обеспечения равных условий, необходимо установить всеобщие стандарты проведения допинг-контроля, в числе которых будет осуществление круглогодичного тестирования. Необходимо установить правило, что лишь при подписании на круглогодичное внезапное тестирование спортсмен имеет право получить боксёрскую лицензию. Этого не удастся реализовать в широких масштабах ввиду существенных затрат, но нововведение об обязательном внезапном тестировании может быть применено для элитных бойцов.

Все соглашения на допинг-тестирование должны хранится у ассоциаций боксёрских комиссий и главной комиссии штата. Полные, а не общие результаты допинг-тестирования должны немедленно передаваться осуществляющей надзор атлетической комиссии, официальный доктор которой должен изучать все результаты по их получении.

Автор статьи: Томас Хаузер

Похожие темы

Самое читаемое

Самое обсуждаемое